Кризис факторинга или факторинг в кризис? PDF Print E-mail
Статьи и пресса
Tuesday, 20 October 2009 18:40

Известно, что главным двигателем экономики являются деньги — самое яркое воплощение ликвидности. А основными поставщиками этой ликвидности можно назвать банки. Когда банки не могут или не хотят исполнять свою роль в экономической жизни страны, как мы видим, страдают все. На помощь может прийти такой инструмент пополнения оборотного капитала, как факторинг, однако сегодня и он становится доступным далеко не для всех предприятий.

Видимые преимущества

Услуги факторинга — финансирования дебиторской задолженности клиента — предоставляются специализированными (факторинговыми) компаниями или структурными подразделениями банков. Причем между названными группами факторов исторически сложилась определенная специализация. Банки работают преимущественно с представителями крупного бизнеса, ориентируясь на факторинговое финансирование с установлением лимита на клиента. Факторинговые компании, напротив, оперируют с сегментом малого и среднего бизнеса.

«Строго говоря, банки, оказывающие услуги по факторинговому кредитованию, чрезвычайно редко пересекаются со специализированными факторинговыми компаниями», — говорит о клиентских приоритетах на рынке Корнелиу Робу, руководитель блока управления продуктовым рядом и инновациями банка «Национальная факторинговая компания» (НФК).

Факторинг не совсем банковский бизнес, он зачастую строится на подходах, противоречащих банковским. Например, банковский риск-менеджмент направлен на оценку риска невозврата кредита, на анализ финансового состояния заемщика и качества обслуживания кредита. В факторинге же анализируется качество дебитора, оценивается платежная дисциплина, риски товарных споров, возврата продукции, прямых платежей, мошенничества и т.д. И если, развивая факторинг, руководствоваться банковским подходом, то мы получим множество стоп-условий и противоречий с кредитными методиками и процедурами. Внутри банка факторинговый бизнес, как правило, оказывается в ущербном положении по отношению к корпоративному кредитованию.

Если мы говорим о таких банковских инструментах, как кредит и овердрафт, то они направлены на удовлетворение потребностей клиента в финансировании оборотного капитала, то есть в деньгах. Факторинг же — это целый набор инструментов, включающий в себя информационные услуги — например, консалтинг по товарному кредитованию, управление дебиторской задолженностью, страхование кредитных рисков. Таким образом, факторинг включает в себя элементы коллекторского и страхового бизнеса, комплекс услуг по финансированию дебиторской задолженности и управлению рисками клиента. Все эти услуги так или иначе представлены на рынке: банки финансируют, страховщики страхуют, коллекторские агентства собирают долги, консалтинговые компании предоставляют информационный сервис.

Факторинг как процесс технологичен, и чтобы им заниматься профессионально, особенно в массовом сегменте МСБ, помимо всего прочего необходимо специализированное программное обеспечение, включающее в себя CRM-модуль, блок аналитики и риск-менеджмента, а также клиентский модуль (интернет-факторинг). Все это довольно сложно заставить работать внутри банка — неизбежно возникает конфликт интересов. Ряд инструкций Центробанка, регулирующий банковский бизнес, накладывает значительные ограничения и сковывает фактора, работающего с банковской лицензией, по рукам и ногам. К примеру, банк-фактор по формальным признакам не может в необходимом объеме установить лимиты на дебитора с неизвестным финансовым состоянием или небольшим убытком по официальной отчетности: все лимиты должны быть обоснованы перед ЦБ с позиции финансового положения должника. По всем дебиторам, как и по заемщикам, необходим полный комплект документов. А когда операции факторинга приобретают массовый характер (особенно это актуально для сегмента МСБ), все это делать еще сложнее. В то же время специализированные факторинговые компании сегодня не регулируются Центробанком. Это делает факторинг доступнее для клиентов. Приводя новых покупателей на факторинг, клиент может существенно наращивать объемы продаж, не ограничиваясь кредитным лимитом, установленным по его финансовой отчетности. Еще одно преимущество в том, что клиент застрахован от ряда рисков. Банк выдает ссуду и рассчитывает, что через определенный срок средства будут возвращены с платой за пользование деньгами. Факторинговая компания ориентируется на то, что товарный кредит подразумевает под собой отсрочку платежа, и платеж может быть просрочен. Сотрудничая с фактором, компания не испытывает в работе таких трудностей, как кассовые разрывы в оборотном капитале. Она не должна предоставлять обеспечение на период финансирования, как это принято в случае с банковским кредитованием. В то же время, привлекая оборотные средства на условиях факторинга, есть возможность постоянно увеличивать как объем продаж, так и финансирование, предоставляемое по мере роста этих продаж (естественно, в случае отсутствия лимита по факторингу). Задача фактора в данном случае — работать с десятками, сотнями и тысячами дебиторов в интересах клиента, чтобы денежные средства по отгруженной продукции возвращались в срок, чтобы продавец был уверен в том, что денежные средства, полученные им в качестве финансирования, будут погашены дебитором. Просрочка до 30 дней — совершенно нормальная практика. Для западных рынков, которые характеризуются высоким уровнем зрелости, характерны еще более продолжительные просрочки. В Великобритании и Германии, например, они достигают 2–3 месяцев.

Видимые проблемы

Итак, для финансирования клиента фактор привлекает заемные деньги и передает их по более высокой стоимости (вкупе с другими услугами в рамках программы). Компания-производитель, в свою очередь, получает возможность сразу же обратить поставленный покупателю с отсрочкой платежа товар в деньги и тут же направить их на развитие бизнеса. До недавнего времени экономика уверенно развивалась по этой схеме, но после того, как кризис ликвидности закрыл двери банков перед многими факторинговыми компаниями, ситуация изменилась.

«Многие банки отказались от предоставления факторинговых услуг, что было обусловлено общим пересмотром кредитной политики, — говорит Борис Медовой, старший вице-президент и директор по развитию продуктов и клиентскому обслуживанию «Альфа-Банка». Репутация факторинга внутри банков часто оказывалась подмоченной качеством факторингового портфеля. С началом кризиса стали возникать задержки платежей, и банки с некачественными факторинговыми портфелями столкнулись с ростом доли проблемной задолженности. Одновременно, и даже чуть раньше, на рынке межбанковского кредитования возник дефицит средств, и произошло сильное удорожание ресурсов. Банки, не имеющие постоянных источников фондирования, решили эту проблему, отказавшись, в частности, от продуктов, не предусматривающих твердого залога».

При этом было бы ошибкой считать, что «карманные» факторы банков чувствовали и чувствуют себя намного лучше. «Если говорить об условиях привлечения финансирования, то принадлежность к банковской структуре далеко не всегда является залогом готовности акционеров развивать факторинговый бизнес. Кризисные явления сплошь и рядом выявляют в работе факторинговых подразделений банков узкие места, связанные с качеством портфеля. У разумных владельцев первым желанием станет отнюдь не спасение факторингового бизнеса, а избавление от него в пользу профильного направления — классического кредитования», — считает Корнелиу Робу.

Впрочем, сами факторы, близкие к банкам, часто придерживаются противоположной позиции и рассчитывают сегодня на уход с рынка своих небанковских конкурентов.

«Многие факторинговые компании существовали за счет внешних источников финансирования. Те, кто в условиях кризиса не нашел альтернативных ресурсов, уже прекратили свое существование», — говорит Борис Медовой.

«Факторинговые компании, в отличие от банков, не имеют эффективных механизмов рефинансирования и, скорее всего, в ближайшее время продолжат уходить с рынка», — согласен начальник банковского управления «Металлинвестбанка» Михаил Окунев.

Так или иначе, но вопрос привлечения ресурсов заботит сегодня всех участников финансового рынка — в том числе факторов. И независимо от того, предоставляются ли услуги в рамках кредитного учреждения или специализированной компании. Основными проблемами для всех факторов стали ограничение возможностей по привлечению новых ресурсов, ощутимый рост их стоимости, ухудшение финансового состояния клиентов и дебиторов (в том числе в силу свертывания банками объемов кредитования).

Другой проблемой факторов можно с уверенностью назвать серьезные пробелы в системе риск-менеджмента, не говоря уже о структурных изъянах в бизнес-модели в целом. Владимир Гавин, региональный менеджер Улан-Удэнской макаронной фабрики рассказывает: «Одна из торговых компаний, с которой мы работали по факторингу, обанкротилась и не смогла заплатить банку-фактору. Поскольку договор заключался на регрессный факторинг (риски по которому несет клиент), нам пришлось полностью выплатить долг сети – порядка 1,2 млн рублей. Сумма для фабрики, конечно, небольшая, но пришлось изымать деньги из оборота. Отмечу еще один отрицательный момент в использовании факторинга: при общении с компанией-покупателем не напрямую, а через посредника, не чувствуешь ее финансового состояния, стабильности. А при факторинге с регрессом, в случае неплатежеспособности торговых предприятий, ответственность за погашение долга несет продавец дебиторской задолженности. Сам фактор не несет за приобретенную дебиторку никакой ответственности и не «выбивает» ее у клиента. Поэтому в настоящий момент мы факторингом не пользуемся».

ФК «Еврокоммерц», уверенно занимавшая до кризиса четверть российского рынка факторинга, в стремлении безудержного наращивания доли рынка, не имея стабильных источников фондирования, привлекала огромные внешние займы, при этом либо пренебрегая качеством портфеля, либо не имея квалифицированных специалистов по оценке рисков. Значительная часть займов была в иностранной валюте, хотя компания работала исключительно с рублевой дебиторской задолженностью. Вал неплатежей дебиторов, потери за счет девальвации и сложности с рефинансированием привели к громкому и очень неприятному для факторингового рынка дефолту крупнейшего игрока.

Виктор Носов, директор департамента факторинговых операций «Промсвязьбанка», рассказывает: «Изначально ФК «Еврокоммерц» проводила политику агрессивного роста за счет активного привлечения заемных средств для финансирования бизнеса клиентов. Данная стратегия могла бы оставаться жизнеспособной еще долгое время при условии доступа к бесперебойным источникам фондирования. Однако кризис доказал ее несостоятельность. Топ-менеджеры «Еврокоммерца» неоднократно говорили о том, что система управления рисками и ликвидностью позволяют компании стабильно работать в условиях меняющейся экономической ситуации. Но, как мы видим сегодня, именно с этой «меняющейся ситуацией» компания, к сожалению, не справилась».

Михаил Окунев считает основной ошибкой ФК «Еврокоммерц» неспособность адекватно оценивать риски при покупке дебиторской задолженности: «Безотказно работавшая в безбедную пору, эта схема оказалась нежизнеспособной, когда стал очевидным тот факт, что качество активов в портфеле оставляет желать лучшего».

На что обращают внимание факторы

Так как некоторые крупные факторы понесли убытки, ярким примером является вышеупомянутый случай с ФК «Еврокоммерц», повсеместно последовало ужесточение условий финансирования и подходов к оценке принимаемой дебиторки. Отдельные факторинговые компании и подразделения некоторых банков либо прекратили финансировать клиентов вообще, либо перестали привлекать новых, либо вообще прекратили свое существование. Значительно возросшие риски неплатежей и дефолтов повлекли за собой приостановку финансирования ряда компаний из наиболее рискованных отраслей — строительства, автобизнеса, металлотрейдинга. В эту же группу попали поставщики сетей с высокой долговой нагрузкой и ряд импортеров.

«Структура нашего портфеля, к примеру, изменилась в пользу средних и крупных производителей с оборотом не менее $10 млн в год. Увеличилась доля поставщиков крупных федеральных сетей с соотношением уровня долговой нагрузки к EBITDA до 3–3,5», — говорит Геннадий Золкин, заместитель начальника управления факторинга «ЮниКредит Банка».

Это подтверждает и генеральный директор ФК «Лайф» Александр Карелин: «Еще осенью прошлого года, когда мы столкнулись с обострением неплатежей, ухудшением платежной дисциплины дебиторов, мы приняли решение ввести антикризисный профиль клиента и факторинговых сделок. Специалистами был составлен рейтинг рискованности отраслей, каналов продаж и портрет тех клиентов, с которыми готовы работать. Как и прежде, мы специализируемся на компаниях малого и среднего бизнеса, однако их отраслевая принадлежность сузилась. Сегодня мы не работаем с такими отраслями, как строительный бизнес и металлоторговля, в меньшей степени готовы работать с алкогольной продукцией премиум-сегмента, агропромышленным комплексом. По-прежнему активно «факторим» поставщиков продуктов питания, предприятия фармацевтической отрасли. Готовы работать с компаниями, занятыми перевозкой грузов, кейтерингом и некоторыми другими видами факторабельных услуг. Что касается предпочтительных каналов продаж, большой процент отказов мы имеем по так называемым самоходным клиентам, то есть тем, кто нас находит самостоятельно и обращается к нам в первый раз. Более привлекательны действующие клиенты и контрагенты, имеющие хорошие рекомендации от наших клиентов».

Многие факторы приостановили предоставление такой высокорисковой услуги, как безрегрессный факторинг, когда риски неплатежа со стороны дебитора полностью лежат на факторе. «Большую часть нашего портфеля занимают требования по договорам факторинга с регрессом, — рассказывает Виктор Носов. — По масштабу бизнеса видимых отличий от «докризисных» времен нет. Некоторые произошедшие изменения связаны, в первую очередь, с отраслевой структурой: с началом кризиса мы ввели ограничения на обслуживание клиентов из высокорисковых отраслей».

Схожая ситуация и у других факторов: в «Металлинвестбанке» факторинг без регресса предоставляют только при наличии «крепких деловых связей» с дебитором, в «Альфа-Банке» отмечают, что сегодня, как никогда, важна политика управления дебиторской задолженностью. «Даже приняв на обслуживание клиента с качественной в перспективе дебиторской задолженностью, необходимо держать руку на пульсе взаимоотношений клиента и дебитора, а также состояния их бизнеса. Чем больше текущих мер для предотвращения невозврата, таких как постоянный мониторинг платежей, напоминания о неоплаченных поставках, тем меньше мер по возврату задолженности со временем».

Оценивая дебиторскую задолженность, сегодня факторы особенно пристально смотрят на ее диверсифицированность. Именно этот фактор расценивается как некий гарант дальнейшего погашения дебиторки.

«Основным риском для фактора является риск неоплаты со стороны дебитора. И сегодня это особенно актуально: в связи с кризисом ликвидности, сокращением объемов оборотных средств многие компании потеряли платежеспособность, — говорит Борис Медовой. — Поэтому для фактора менее рискованно принимать на обслуживание клиентов с диверсифицированным покупательским портфелем. В случае неоплаты одним дебитором, возможно закрытие задолженности за счет части поступлений от других дебиторов». Виктор Носов так рисует портрет идеального на сегодня клиента факторинговой компании: «Это клиент, передающий максимальное количество надежных и проверенных дебиторов». В «Металлинвест-банке» готовы работать с теми предприятиями, дебиторы которых «могут платить и знают куда». В «Альфа-Банке» от поставщиков дебиторской задолженности ждут безналичных расчетов с будущими дебиторами — никаких векселей и других ценных бумаг. Финансовая отчетность должна быть в порядке, то есть отражать реальное положение дел, не демонстрировать убытков. При этом дебиторы должны существовать на рынке не менее года и иметь положительную платежную дисциплину. Не допускается аффилированность с поставщиком.

На что обращать внимание при выборе фактора

Переход на факторинг в условиях проблем с финансированием текущей деятельности эффективен как для производителей и оптовиков, так и для торговых сетей и магазинов.

Перед тем как обратиться к фактору, проанализируйте структуру поставок компании. Если договоры поставки не предусматривают отсрочки платежа, если в расчетах используется наличный расчет или предоплата, то факторинг неприменим. В этом случае нужно решить, менять ли условия долгосрочных договоров. Сделать это имеет смысл в отношении тех контрагентов, с которыми наработана определенная положительная история сотрудничества.

Контрагентов, с которыми вы уже несколько лет работаете на условиях отсрочки платежа и по «безналу», можно переводить на факторинг, руководствуясь количественными критериями. Чем больше оборот, тем больше выгоды принесет факторинговая схема. Помните, что факторинг неприменим для разовых сделок — поставки должны осуществляться на постоянной основе.

Важно, чтобы на продукцию, которую вы производите или продаете, имелся устойчивый спрос. Сегодня этому требованию скорее удовлетворяют товары в средней и низкой ценовых группах. При использовании факторинга будет проще нарастить оборот и, не исключено, «подвинуть» конкурентов.

Фактор должен быть готов не только предоставить разные виды факторинга — с регрессом, без регресса, внутренний и международный, но и оказать весь комплекс услуг, включая администрирование дебиторки и информационно-аналитическое сопровождение. Спросите, пользуется ли будущий провайдер услуг IT-технологиями, способными существенно повысить качество и скорость обслуживания, например программой, позволяющей в онлайн-режиме отслеживать состояние дебиторской задолженности и контролировать движение денежных средств или переводящей документооборот между клиентом и фактором в электронную форму.

При выборе интересуйтесь стоимостью, широтой региональной сети, членством в международных факторинговых организациях, репутацией и т.п. Обязательно узнайте об источниках финансирования, осведомитесь о сроке работы компании на рынке, соберите отзывы о качестве предоставляемых услуг. У факторинговых компаний, в которых грамотно выстроены системы управления рисками и работы с просроченной/ проблемной задолженностью, нет необходимости в активном сотрудничестве с коллекторскими агентствами. С дебиторской задолженностью должна вестись системная работа, предполагающая постоянные напоминания дебиторам об оплате. Если допускается просрочка, реализуется комплекс мероприятий по предстоящему взысканию с использованием законных инструментов и процедур.

Спрос и предложение

«Спрос, безусловно, возрастет, — уверен Владимир Колодяжный, начальник управления факторинговых операций «Номос-Банка». — В то же время получить финансирование и факторинговые услуги станет сложнее и дороже. Факторы будут уделять все больше внимания риск-менеджменту, а требования к клиентам, соответственно, ужесточатся. Одновременно увеличится доля проблемной дебиторской задолженности. Продолжится процесс перераспределения долей рынка между его участниками, часть из которых может покинуть его. Все это вынудит поставщиков — а многие из них уже сегодня не соответствуют текущим критериям факторов — сокращать отсрочки платежей или переходить на полную или частичную предоплату».

Естественно, на фоне кризиса выросла стоимость факторингового финансирования. По оценкам «Металлинвестбанка», с конца осени прошлого года в среднем по рынку ставки увеличились в 1,5 раза. «В части непосредственно финансирования стоимость возросла пропорционально росту стоимости средств, привлекаемых самими факторами. А в части покрытия кредитных рисков — пропорционально росту вероятности их реализации, — поясняет Корнелиу Робу. — В целом ставки финансирования на рынке факторинга соответствуют уровню кредитных ставок коммерческих банков. Стоимость факторингового сервиса колеблется в пределах от 0,5 до 2,5% от оборота. Покрытие риска неплатежа обойдется еще порядка 2%».

«Компании, которые пользовались факторингом до кризиса, не отказались от него из-за увеличения ставок и комиссий», — говорит Борис Медовой. С ним согласен Геннадий Золкин: «Достаточная ликвидность нашего банка, финансовая устойчивость, оперативность и технологичность позволили сохранить основных клиентов, вопреки существенному росту процентных ставок».

Однако Ольга Карюкина, заместитель генерального директора торгового дома «Алтан», комментирует ситуацию иначе: «Наша компания начала пользоваться факторингом с июля 2008 года. Этот инструмент финансирования привлек нас тогда рядом преимуществ. В настоящий момент мы не используем факторинг, поскольку условия предоставления этой услуги изменились самым существенным образом. Так, стоимость финансирования была увеличена с 12 до 19% годовых на начало февраля этого года. Также фактор уменьшил размер лимита финансирования с 85–90 до 55–60% от суммы дебиторской задолженности. Увеличились и размеры фиксированной комиссии от суммы уступленного требования. На предлагаемых в настоящий момент условиях эта схема для нас не интересна».

Такой же позиции придерживается и Татьяна Барановская, финансовый директор компании «Любимый край»: «Наша компания начала пользоваться факторингом в 2006 году. Однако в настоящее время мы вообще отказались от использования такого инструмента финансирования. Дело в том, что еще в октябре прошлого года ставки по факторинговому финансированию выросли почти в два раза. И нашему бизнесу стало невыгодно увеличивать оборотный капитал за счет факторинга. Когда мы отказались от факторинговых услуг, то в части финансирования деятельности предприятия ничего не изменилось. Особо отмечу: укреплению нашей финансовой независимости способствовало сокращение кредитного портфеля».

Хотя уверенность в том, что факторинг не потерял своей привлекательности («В условиях ограниченности предприятий в кредитных средствах спрос на комплексное факторинговое обслуживание только растет, выгоды и преимущества использования факторинга остались прежними: главным образом, это возможность постоянного пополнения оборотного капитала, избавление от трудоемкого процесса управления дебиторской задолженностью и предоставление покупателям отсрочки платежа за поставленную продукцию», — Виктор Носов), имеет, безусловно, и свои подтверждения.

В частности, Ольга Коновалова, финансовый директор мясоперерабатывающего комбината «СевЗапПродТорг» так комментирует современное состояние рынка факторинговых услуг: «В первый раз мы воспользовались поддержкой факторинговой компании в сентябре прошлого года. Тогда нам потребовалось срочное финансирование на закупку необходимого объема сырья для производства продукции. Привлечь банковское кредитование мы не могли, так как оно требует предоставления залога. Поэтому наиболее привлекательным способом быстрого получения беззалогового финансирования оказалась продажа дебиторской задолженности фактору. На примере нашего опыта могу сказать: даже на фоне кризисных явлений в экономике мы не наблюдаем никаких ухудшений. Когда нам срочно нужны деньги, фактор мгновенно решает вопросы с оформлением документов и предоставлением финансирования. В отличие от банков, осуществляющих финансирование под уступку денежного требования, он полностью выкупает дебиторскую задолженность клиента. Соответственно, она тут же списывается с баланса клиента».

Спрос на факторинг поддерживается и благодаря увеличению со стороны сетей-дебиторов отсрочек платежей. Так, по оценкам НФК, средний срок оборачиваемости дебиторской задолженности, уступаемой клиентами, за последний год увеличился с 45 до 62 дней.

Но при этом рост рисков и ужесточение процедур финансирования не позволяют факторам удовлетворять весь объем существующего спроса. По оценкам «ЮниКредит Банка», в среднесрочной перспективе можно ожидать существенного роста дефолтов и падения рынка факторинга как минимум в 1,5–2 раза. «Темпы роста не могут не снизиться, а оборот факторов не может не сократиться, — говорит Виктор Носов. — Насколько существенным будет это сокращение, покажет время. Полагаю, что объем рынка факторинга в 2008 году в $28–30 млрд — это, к сожалению, потолок».

Другие ожидания факторов связаны с ростом конкуренции на рынке вследствие появления крупных иностранных игроков. «Концентрация рынка повысится, — уверены в НФК. — Не исключены дальнейшее сворачивание деятельности ряда участников рынка и продажи некоторых игроков крупным финансовыми структурам. Поскольку законодатель поставил точку в долгом споре о том, легитимно ли существование небанковских факторинговых компаний, то на рынке тем более появятся весьма серьезные игроки в лице международных сетевых факторинговых компаний, как только успокоятся рынки и улучшатся перспективы российской экономики. Безусловно, для рынка это станет огромным благом: усиление «правильной» конкуренции будет способствовать позитивному позиционированию отрасли».

С выходом на рынок новых зарубежных игроков будет углубляться специализация участников на отдельных факторинговых продуктах, группах клиентов. «В будущем на рынке факторинга будут работать две категории факторов. Первая — сильные специализированные игроки с полным комплексом услуг. Вторая — круг мелких игроков, ориентированных на удовлетворение точечного спроса», — поясняет Корнелиу Робу.

Топ-30 факторов от «Эксперт РА», по итогам I п/г 2008 г

Место

Наименование фактора

Объем денежных требований, уступленных фактору, млн руб.

1

ФК «Еврокоммерц»

77 345,8

2

Промсвязьбанк

68 899,4

3

Национальная факторинговая компания

34 047,1

4

Банк «Петрокоммерц»

31 992,4

5

БСЖВ

16 091,2

6

МФК «Траст»

14 027,4

7

Строй кредит Факторинг

12 347,8

8

ЮниКредит Банк

10 873,8

9

ТрансКредитФакторинг

94 344,7

10

Московский Кредитный Банк

9 361,6

11

Номос-Банк

8 291,7

12

Газпромбанк

6 792,3

13

ФК «Лайф»

5 581,3

14

Банк «Союз»

5 192,3

15

Металлинвестбанк

4 463,9

16

ФК «Санкт-Петербург»

1 757,4

17

Татфондбанк

1 524,7

18

Транскапиталбанк

1 505,2

19

Банк «ЦентроКредит»

1 449,2

20

ФК «Горизонт»

1 393,9

21

Банк «Казанский»

1 370,7

22

Роспромбанк

1 140,0

23

Москоммерцбанк

998,9

24

СКБ-Банк

992,3

25

СДМ-Банк

518,2

26

Банк «Северная казна»

444,3

27

Банк ВЕФК

379,3

28

Первый Республиканский Банк

303,3

29

Банк «Церих»

283,5

30

Вятка-банк

228,1

В банке ВТБ подчеркивают: на факторинг сегодня приходится порядка 2% российского ВВП, что намного меньше, чем в других странах. Теоретически это говорит об одном: в России у факторинга большое будущее. Отметим, что в последние годы рынок практически удваивался. А сейчас, из-за нехватки фондирования, его объем падает.

Александр Карелин полагает, что по итогам года объемы рынка факторинга сократятся минимум на 20%: «Уже осенью 2008 было понятно, что крупнейший игрок — компания «Еврокоммерц», удерживавшая 25% рынка факторинга, — находится в крайне затруднительном положении. Сегодня это, пожалуй, самый негативный момент в развитии отрасли: в силу дефолта этого эмитента, невыполнения им обязательств по облигациям, векселям и кредитам, другим игрокам рынка будет все сложнее привлекать финансирование. Доверие к факторинговым операциям как к предмету кредитования со стороны банков, инвестиционных компаний и зарубежных инвесторов значительно понизилось. Однако мы верим, что рынок переживет это непростое время, особенно если индустрия получит реальную государственную поддержку и новые игроки будут развивать именно факторинг, а не простое финансирование. Тогда в следующем году объемы рынка восстановятся и, возможно, даже покажут рост».

Однако шансов, что господдержка будет предоставлена (а если и будет, то окажется эффективной), немного. «От финансовых вливаний государства никто не откажется. Но я не думаю, что само государство сочтет это целесообразным. Факторинговые компании не являются системообразующим сектором финансового рынка. А банковской системе необходимая помощь уже была оказана в достаточной степени», — говорит Геннадий Золкин.

По мнению Корнелиу Робу, в кризисных реалиях можно рассмотреть и толчок для нового витка в развитии рынка факторинга. В условиях кризиса банки продолжат усиливать требования к обеспечению. А поскольку качественная дебиторская задолженность во все времена считалась привлекательным активом, то факторинг еще может вновь стать хорошей альтернативой кредитованию.

Однако факторы должны адаптировать свои услуги и цены так, чтобы соблюдался баланс между их собственными интересами и ожиданиями клиентов. Сами предприятия в долгу не останутся: они неминуемо будут уделять управлению дебиторской задолженностью и ее взысканию все больше внимания. И когда-нибудь любой поставщик предпочтет доверить решение этих вопросов профессионалам, сконцентрировавшись на развитии бизнеса.

«С достаточной долей вероятности в будущем мы получим диверсифицированные продуктовые предложения. Кроме классических и уже получивших признание, это будут такие продукты, как инвойс-дискаунтинг — финансирование под реестр денежных требований, не предполагающее уведомления дебитора; конфирминг — инструмент оптимизации работы с кредиторской задолженностью покупателя, когда фактор берет на себя финансирование поставщиков клиента на длительный срок отсрочки; и ABL — финансирование под иные виды активов, но уже в посткризисный период», — заключает Корнелиу Робу.

Источник: http://www.cfin.ru/management/finance/payments/factoring_cris.shtml 

По материалам журнала «ВАНДЕРБИЛЬД», №4 за 2009 год 

 

Это интересно