Консультации экспертов ГАРАНТа PDF Print E-mail
Налоговые и юридические аспекты
Thursday, 03 August 2017 21:13

Организация (далее - цедент) в 2015 году уступила право требования к должнику (далее - первоначальный должник) другой организации (далее - первый цессионарий). В 2016 году первоначальный должник был ликвидирован вследствие банкротства.

По договору об уступке права (требования) цессионарий обязался выплатить цеденту определенную денежную сумму за состоявшуюся уступку. Денежная сумма была выплачена цессионарием не полностью. В настоящее время должник по уступленному требованию ликвидирован в результате процедуры банкротства.

Цессионарий хочет уступить право (требование) другому лицу и одновременно перевести на него долг по уплате цеденту денежной суммы по первоначальному договору цессии. В 2017 году первый цессионарий обратился к цеденту с просьбой уступить долг другому более платёжеспособному предприятию (далее - второму цессионарию), заинтересованному в покупке долга первого цессионария.

Первоначальный договор об уступке права (требования) предусматривает переход этого требования к первому цессионарию после заключения указанного договора.

Каким образом (какого рода правоотношениями и видом Договора) первый цессионарий может перевести указанный долг в 2017 году (при условии, что, как сообщено выше, первоначальный должник ликвидирован)?

Правовые аспекты уступки требования кредитором (именуемой также цессией) регулируются положениями ст.ст. 382-390 ГК РФ. В соответствии с п. 1 ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу, в частности, по сделке (уступка требования). Уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) допускается, если она не противоречит закону (п. 1 ст. 388 ГК РФ).

Кредитор в любом обязательстве вправе передать свои права (требования) по этому обязательству другому лицу, заключив с ним договор цессии, при этом стороны самостоятельно определяют объем уступаемого права и порядок его перехода к новому кредитору. Исключения предусматриваются законом в отношении отдельных прав или условий их уступки. Согласие должника на уступку кредитором своих прав другому лицу по общему правилу не требуется, но обязательность получения такого согласия может быть предусмотрена договором, из которого возникло уступаемое право, а также законом (п. 2 ст. 382, п. 2 ст. 388 ГК РФ).

Если законом или договором не предусмотрено иное, право (требование) переходит к цессионарию в момент заключения договора цессии (п. 2 ст. 389.1 ГК РФ, смотрите также п. 11 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120 (далее - Информационное письмо N 120), постановление ФАС Центрального округа от 14.05.2010 N Ф10-1845/10).

Соответственно, по общему правилу при переходе права к новому кредитору (цессионарию) старый кредитор (цедент) утрачивает право (требование), поэтому какого-либо согласия цедента на дальнейшую переуступку этого права цессионарием не требуется.

Как следует из вопроса, в рассматриваемом случае договор цессии в соответствии с общим порядком устанавливает в качестве момента перехода права (требования) к цессионарию момент заключения договора, поэтому цессионарий без согласия цедента может уступить приобретенное им право другому лицу (второму цессионарию).

Тот факт, что в рассматриваемом случае юридическое лицо, являвшееся должником по указанному требованию, на момент дальнейшей переуступки права прекратило свое существование в результате ликвидации не может служить основанием для признания соответствующего договора цессии недействительным. Ведь гражданское законодательство не содержит запрета на заключение договора уступки права (требования) долга с должника, который на момент передачи права ликвидирован, однако само обязательство им не было исполнено.

В то же время ликвидация юридического лица, которая считается завершенной с момента внесения сведений о его прекращении в единый государственный реестр юридических лиц, влечет прекращение юридического лица без перехода в порядке универсального правопреемства его прав и обязанностей (в том числе по обязательствам) к другим лицам (п. 1 ст. 61, п. 9 ст. 63 ГК РФ). В свою очередь, обязательства прекращаются с ликвидацией должника или кредитора (ст. 419 ГК РФ). По смыслу ст. 390 ГК РФ, передача недействительного требования рассматривается как нарушение цедентом своих обязательств перед цессионарием, вытекающих из соглашения об уступке права (требования). При этом под недействительным требованием, по смыслу п. 2 ст. 390 ГК РФ, понимается и несуществующее (прекратившее существование) требование. Из положений указанной статьи вытекает, что действительность соглашения об уступке права (требования) не ставится в зависимость от действительности требования, которое передается новому кредитору (постановление ФАС Северо-Западного округа от 01.10.2013 N Ф07-171/11). Следовательно, последующая невозможность реализовать приобретенное право требования может повлечь лишь ответственность передающей стороны, но не недействительность самого обязательства (договора цессии) (смотрите, в частности, п. 1 Информационного письма N 120, постановление Президиума ВАС РФ от 10.07.2012 N 2551/12). Это дает цессионарию право привлечь к ответственности кредитора, уступившего требования, а именно потребовать от него возврата всего переданного по договору цессии, а также возмещения причиненных убытков (п. 3 ст. 390 ГК РФ). Размер убытков при этом может определяться, в частности, исходя из оплаченной цессионарием стоимости права по обязательству (цены договора цессии). В связи с этим цессионарий также не лишен права потребовать от цедента уплаты процентов за пользование чужими денежными средствами на основании ст. 395 ГК РФ (постановление Президиума ВАС РФ от 19.01.2010 N 13834/09, постановление ФАС Московского округа от 07.06.2012 N Ф05-3914/12, постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 03.02.2011 по делу N А78-4716/2010, постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 25.07.2012 N 08АП-4543/12, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 23.03.2010 N 09АП-3428/2010). Кроме того, сумма, полученная цедентом по договору уступки права требования долга с должника, который на момент передачи долга ликвидирован, может быть в последующем взыскана цессионарием и как неосновательное обогащение (ст. 1102 ГК РФ, определение ВАС РФ от 21.02.2013 N ВАС-1143/13).

Таким образом, в рассматриваемой ситуации первый цессионарий, переуступая полученное им по договору с цедентом право (требование) другому лицу (второму цессионарию), сам становится цедентом и несет ответственность перед вторым цессионарием за действительность переданного им требования в указанном выше объеме. Первоначальный же цедент перед вторым цессионарием за действительность требования не отвечает, так как между ними отсутствуют какие-либо договорные отношения, касающиеся уступленного второму цессионарию права.

Что же касается возможности перевести на второго цессионария долг первого цессионария перед первоначальным цедентом по уплате вознаграждения за уступленное право (требование), то следует иметь в виду, что по своей сути договор цессии также является одним из видов гражданско-правовых обязательств и в силу этого к нему применимы общие положения об обязательствах (ст.ст. 307-419 ГК РФ), в том числе и нормы главы 24 ГК РФ.

Согласно же п. 1 ст. 391 ГК РФ долг может быть переведен с должника на другое лицо по соглашению между первоначальным должником и новым должником, а если обязательство связано с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, то и по соглашению между кредитором и новым должником, согласно которому новый должник принимает на себя обязательство первоначального должника. При этом, если долг переводится на основании соглашения между первоначальным должником и новым должником, кредитор должен дать свое согласие на такой перевод (п. 2 ст. 391 ГК РФ).

Следовательно, в рассматриваемом случае первый цессионарий может заключить со вторым цессионарием соглашение о переводе на последнего долга по выплате цеденту вознаграждения за уступленное право (требование) по первоначальному договору цессии. На такой перевод цедент должен дать свое согласие. Либо, если договор цессии был заключен при ведении цедентом и первым цессионарием предпринимательской деятельности, соглашение о переводе на второго цессионария долга может быть заключено непосредственно между цедентом по первоначальному договору цессии и вторым цессионарием. При этом в последнем случае первый цессионарий и второй цессионарий будут нести солидарную ответственность перед кредитором, если соглашением о переводе долга не будет предусмотрена субсидиарная ответственность первого цессионария либо первый цессионарий не будет освобожден от исполнения обязательства (п. 3 ст. 391 ГК РФ).

В заключение отметим, что в ситуации, изложенной в вопросе, уступка права (требования) первым цессионарием второму цессионарию и перевод долга первого цессионария перед цедентом на второго цессионария являются независимыми друг от друга сделками, которые могут совершаться как одновременно, так и одна после другой.

Более того, перевод долга первого цессионария перед цедентом, возникшего из договора цессии, на другое лицо не влечет обязанности первого цессионария уступить лицу, на которое переводится долг, приобретенное по указанному договору право (требование). Ведь, как уже отмечалось выше, данное имущественное право с момента заключения договора цессии перешло к первому цессионарию, то есть вошло в состав его имущества, которым он в силу п. 2 ст. 1, ст. 49, ст. 128 и п. 1 ст. 129 ГК РФ вправе распоряжаться по собственному усмотрению. В свою очередь, по смыслу разъяснений, данных в п. 6 Информационного письма N 120, долги, проистекающие из обязательства, могут переводиться на другое лицо отдельно и независимо от прав, полученных по такому обязательству.

Ответ подготовил:

Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ

кандидат юридических наук Широков Сергей

Ответ прошел контроль качества

 

 

 

 

Может ли оплата за уступленное право требования по договору уступки права требования (заключен в мае 2016 года в отношении задолженности за оказанные услуги по поставке электроэнергии) быть включена в реестр требований кредитора должника (банкрота), если договор был заключен до возбуждения дела о банкротстве, а оплата за уступленное право должна быть произведена после введения в отношении должника процедуры наблюдения (процедура наблюдения в отношении должника была введена в июле 2016 года, срок оплаты по договору был установлен до 31 января 2017 года)? Является ли оплата за уступленное право требования по договору уступки права требования текущим платежом, если по данному договору не производилась поставка продукции, не оказывались услуги, не выполнялись работы (абзац 2 п. 1 ст. 5 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)")?

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:

Если право требования передано до возбуждения дела о банкротстве, указанное в вопросе требование не является текущим и подлежит включению в реестр требований кредиторов.

Обоснование вывода:

Под текущими платежами понимаются денежные обязательства, возникшие после даты принятия заявления о признании должника банкротом. Текущими являются и возникшие после возбуждения производства по делу о банкротстве требования кредиторов об оплате поставленных товаров, оказанных услуг и выполненных работ (п. 1 ст. 5 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", далее - Закон о банкротстве). По смыслу этой нормы текущими являются любые требования об оплате товаров, работ и услуг, поставленных, выполненных и оказанных после возбуждения дела о банкротстве, в том числе во исполнение договоров, заключенных до даты принятия заявления о признании должника банкротом (п. 2 постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 N 63). Как разъяснил Пленум ВАС РФ в п. 1 постановления от 23.07.2009 N 60, исходя из положений абзаца пятого пункта 1 статьи 4, пункта 1 статьи 5 и пункта 3 статьи 63 Закона о банкротстве, текущими являются только денежные обязательства и обязательные платежи, возникшие после возбуждения дела о банкротстве. Обязательства, возникшие до возбуждения дела о банкротстве, независимо от срока их исполнения не являются текущими ни в какой процедуре. Если денежное обязательство или обязательный платеж возникли до возбуждения дела о банкротстве, но срок их исполнения должен был наступить после введения наблюдения, то такие требования по своему правовому режиму аналогичны требованиям, срок исполнения по которым наступил на дату введения наблюдения, поэтому на них распространяются положения Закона о банкротстве о требованиях, подлежащих включению в реестр. Иными словами, несмотря на то, что в приведенной ситуации предусмотренный договором срок оплаты за уступленное право наступил после даты введения наблюдения, если указанное обязательство возникло (право уступлено) до возбуждения дела о банкротстве, это свидетельствует о "реестровом" характере соответствующего требования (смотрите, например, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 06.07.2016 N 09АП-25252/16, постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 21.09.2016 N Ф02-4732/16).

Ответ подготовил:

Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ

Котыло Игорь

Контроль качества ответа:

Рецензент службы Правового консалтинга ГАРАНТ

Александров Алексей

 

 

 

 

Арбитражным судом вынесено решение о взыскании с должника в пользу кредитора суммы основного долга, возникшей из-за ненадлежащего исполнения условий договора 2015 г. Требование о начислении процентов за пользование чужими денежными средствами по ст. 395 ГК РФ не предъявлялось. В настоящее время должник погасил основной долг кредитору, исполнив решение суда. Вправе ли кредитор уступить другому лицу право требования с должника процентов за пользование чужими денежными средствами по ст. 395 ГК РФ за весь период просрочки до момента погашения долга? Достаточно ли для этого заключить соглашение об уступке права требования, или кредитору необходимо сначала обратиться в суд?

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:

В данной ситуации кредитор вправе уступить другому лицу право требования с должника процентов за пользование чужими денежными средствами по ст. 395 ГК РФ за весь период просрочки до момента погашения долга, для чего достаточно заключить соглашение об уступке права требования.

Обоснование вывода:

По общему правилу при цессии право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. Однако законом или договором может быть предусмотрено иное. Так, право требования по денежному обязательству может перейти к другому лицу в части, если иное не предусмотрено законом (п. 2 ст. 384 ГК РФ). Следовательно, договор цессии может предусматривать, что цессионарию уступается лишь часть прав (требований) по денежному обязательству. Поскольку закон не содержит соответствующих ограничений, стороны договора цессии определяют объем передаваемых прав по своему усмотрению (п. 4 ст. 421 ГК РФ).

Возможность частичной уступки права (требования), относящегося к одному договорному обязательству, прямо предусмотрена положениями ст. 384 ГК РФ лишь с 01.07.2014 (дата вступления в силу Федерального закона от 21.12.2013 N 367-ФЗ). В силу ч. 3 ст. 3 Закона N 367-ФЗ действующая редакция ст. 384 ГК РФ применяется к правоотношением, возникшим после 01.07.2014. Однако и до указанной даты в правоприменительной практике был сформирован единообразный подход, в соответствии с которым уступка части права (требования) допускалась при условии делимости предмета обязательства (смотрите, например, постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 08.04.2008 N Ф08-1224/2008). В частности, самостоятельным предметом уступки могут быть любые права по обязательству, в том числе требования, дополнительные по отношению к основному обязательству, такие как требование об уплате неустойки или процентов за пользование чужими денежными средствами (п. 1 ст. 330, ст. 395 ГК РФ). Такие требования могут быть уступлены и отдельно от основного обязательства.

Поскольку проценты по ст. 395 ГК РФ относятся к мерам ответственности должника за неисполнение обязательства (п. 33 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.11.2016 N 54), право на их взыскание неразрывно связано с основным долгом, так как по смыслу п. 1 ст. 395 ГК РФ оно возникает в связи с просрочкой уплаты основного долга и прекращается с момента его полной уплаты. То обстоятельство, что прежний кредитор не заявлял о взыскании таких процентов в суде, решением которого ему была присуждена основная сумма долга, не означает, что данное право было утрачено таким кредитором. Ведь из п. 2 ст. 9 ГК РФ следует, что отказ граждан и юридических лиц от осуществления принадлежащих им прав не влечет прекращения этих прав, за исключением случаев, предусмотренных законом. В свою очередь, законодательство не обязывает кредитора в обязательном порядке заявлять о взыскании процентов одновременно с предъявлением требования о взыскании основного долга. Данные требования могут заявляться отдельно друг от друга (смотрите, например, постановление Десятого ААС от 31.05.2016 N 10АП-6167/16).

Таким образом, несмотря на то, что требование о взыскании процентов по ст. 395 ГК РФ не заявлялось прежним кредитором при взыскании основного долга, оно сохранилось и в силу п. 1 ст. 384 ГК РФ может перейти к новому кредитору на основании сделки (смотрите, например, постановление ФАС Волго-Вятского округа от 11.03.2005 N А43-11624/2004-1-378, постановление Четвертого ААС от 02.11.2009 N 04АП-4000/09, постановление Семнадцатого ААС от 11.03.2015 N 17АП-793/15, постановление ФАС Уральского округа от 20.12.2000 N Ф09-1892/2000ГК, постановление Третьего ААС от 22.02.2013 N 03АП-6179/12, постановление Восемнадцатого ААС от 29.11.2012 N 18АП-11619/12, постановление ФАС Центрального округа от 04.03.2010 N Ф10-400/10, постановление Одиннадцатого ААС от 01.02.2016 N 11АП-17473/15, постановление Двенадцатого ААС от 11.06.2015 N 12АП-3719/15, постановление Девятого ААС от 25.05.2013 N 09АП-5031/13, а также п.п. 15, 16 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120). Предварительно обращаться в суд с требованием о взыскании процентов для их последующей уступки кредитору не требуется.

Ответ подготовил:

Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ

Каменщиков Александр

Контроль качества ответа:

Рецензент службы Правового консалтинга ГАРАНТ

Александров Алексей

 

Это интересно