г. Москва, ул.Ясеневая д.19 корп.1, а/я 39
Наши социальные сети:

Консультации экспертов ГАРАНТа

30.08.2019

Регистрирующим органом принято решение о предстоящем исключении ООО из ЕГРЮЛ. Решение опубликовано в журнале "Вестник госрегистрации".

ООО до истечения трехмесячного срока обратилось к своему должнику с уведомлением о заключении им договора уступки права требования к ИП (руководителю и участнику ликвидируемого ООО). Дата договора уступки права требования - 19.04.2019, решение о предстоящем исключении - от 22.04.2019 (в данный период времени руководитель ООО находился в местах лишения свободы).

Возможно ли заключение указанного договора и подписание актов сверки после принятия регистрирующим органом решения о предстоящем исключении ООО из ЕГРЮЛ?

 

1) Согласно ст. 64.2 ГК РФ считается фактически прекратившим свою деятельность и подлежит исключению из единого государственного реестра юридических лиц (ЕГРЮЛ) в порядке, установленном законом о государственной регистрации юридических лиц, юридическое лицо, которое в течение двенадцати месяцев, предшествующих его исключению из указанного реестра, не представляло документы отчетности, предусмотренные законодательством РФ о налогах и сборах, и не осуществляло операций хотя бы по одному банковскому счету.

Решение о предстоящем исключении публикуется в журнале "Вестник государственной регистрации" в течение трех дней с момента его принятия. Одновременно с указанным решением должны быть опубликованы, в частности, сведения о порядке и сроках направления заявлений исключаемым юридическим лицом, кредиторами или иными лицами, чьи права и законные интересы затрагиваются в связи с исключением этого юридического лица из ЕГРЮЛ, а также об адресе, по которому могут быть направлены заявления указанных лиц (п. 3 ст. 21.1 Федерального закона от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", далее - Закон о госрегистрации, п. 1 приказа ФНС России от 16.06.2006 N САЭ-3-09/355@ и п. 2.5 раздела I и раздел II приложения N 2 к указанному приказу).

В случае направления вышеуказанных заявлений решение об исключении юридического лица из ЕГРЮЛ не принимается (п. 4 ст. 21.1 Закона о госрегистрации), а процедура исключения юридического лица из ЕГРЮЛ как недействующего прекращается. Повторная процедура не может быть инициирована регистрирующим органом в соответствии с п. 1 той же статьи до истечения 12 месяцев со дня прекращения предыдущей процедуры (п. 3.2 Обзора судебной практики по спорам с участием регистрирующих органов N 2 (2018), направленного письмом ФНС России от 09.07.2018 N ГД-4-14/13083, постановление АС Северо-Кавказского округа от 10.10.2018 N Ф08-8653/18).

В случае непоступления в трехмесячный срок со дня опубликования решения о предстоящем исключении вышеуказанных заявлений от юридического лица или иных заинтересованных лиц регистрирующий орган вносит запись об исключении юридического лица из ЕГРЮЛ. Регистрирующий орган не исключает недействующее юридическое лицо из ЕГРЮЛ при наличии у регистрирующего органа сведений о возбуждении производства по делу о банкротстве юридического лица, о проводимых в отношении юридического лица процедурах, применяемых в деле о банкротстве (пп. "и.2" п. 1 ст. 5, п. 7 ст. 22 Закона о госрегистрации).

Юридическое лицо считается прекратившим свое существование после внесения сведений в ЕГРЮЛ о его прекращении путем исключения из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего орган (п. 9 ст. 63 ГК РФ, п. 6 ст. 22 и пп. "и" п. 1 ст. 5 Закона о госрегистрации).

2) Правоспособность юридического лица, подразумевающая в том числе возможность приобретать права и возлагать на себя обязанности путем заключения различных договоров, подписания актов сверки и т.п., возникает с момента внесения в единый государственный реестр юридических лиц сведений о его создании и прекращается в момент внесения в указанный реестр сведений о его прекращении (п.п. 1 и 3 ст. 49 ГК РФ). Исключение недействующего юридического лица из единого государственного реестра юридических лиц влечет правовые последствия, предусмотренные ГК РФ и другими законами применительно к ликвидированным юридическим лицам (п. 2 ст. 64.2 ГК РФ).

Отсюда следует, что принятие решения о ликвидации юридического лица или о его предстоящем исключении из ЕГРЮЛ не влечет прекращения его правоспособности. Заключаемые таким юридическим лицом сделки не могут признаваться недействительными только на том основании, что они заключены лицом, в отношении которого принято решение о предстоящем исключении из ЕГРЮЛ. До исключения юридического лица из ЕГРЮЛ оно сохраняет правоспособность и, следовательно, вправе совершать не противоречащие закону сделки, в том числе уступать другим лицам возникшие у него из договоров права требования.

Ничто не препятствует и заключению ООО таких договоров с собственным руководителем и единственным участником (смотрите подробнее, например, в ответе на Вопрос: Генеральный директор возглавляет ООО, в котором он является единственным учредителем. Правомерным ли будет заключение договора аренды помещения, где арендодателем будет генеральный директор ООО (физическое лицо, собственник данного помещения), а арендатором будет являться ООО, в котором он является генеральным директором? (ответ службы Правового консалтинга ГАРАНТ, апрель 2016 г.)).

3) Согласно ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона. Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.

Уведомление должника о переходе права имеет для него силу независимо от того, первоначальным или новым кредитором оно направлено. Должник вправе не исполнять обязательство новому кредитору до предоставления ему доказательств перехода права к этому кредитору, за исключением случаев, если уведомление о переходе права получено от первоначального кредитора (ст. 385 ГК РФ).

Из приведенных норм, а также из ст. 312 ГК РФ следует, что с момента надлежащего уведомления о состоявшейся уступке должник обязан осуществить исполнение именно новому кредитору (смотрите также п.п. 19-22 постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2017 N 54).

В заключение отметим, что сами по себе приведенные в вопросе обстоятельства не свидетельствуют о том, что уплата обществом долга новому кредитору повлечет неблагоприятные последствия для общества.

 

Ответ подготовил:

Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ

Александров Алексей

 

Организация, являющаяся арендатором по договору аренды транспортного средства без экипажа, в счет погашения своей задолженности по арендной плате предлагает арендодателю произвести уступку принадлежащего ей требования. Предполагаемая цена уступки составляет 1 млн. руб. (что соответствует сумме долга арендатора), тогда как размер уступаемого требования равен 4 млн. руб. При этом должник по уступаемому требованию признан банкротом, в отношении него открыто конкурсное производство.

Допустима ли при указанных обстоятельствах уступка требования? Необходимы ли для совершения уступки решение суда, рассматривающего дело о банкротстве, а также одобрение конкурсного управляющего и всех кредиторов?

 

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:

При данных обстоятельствах очевидных препятствий к заключению соглашения об уступке требования не усматривается. Решение арбитражного суда, рассматривающего дело о банкротстве, равно как и одобрение конкурсного управляющего и кредиторов, для заключения соглашения не требуется. Однако в случае возникновения спора вопрос о действительности соглашения может быть решен только судом, исходя из оценки фактических обстоятельств дела.

 

Обоснование вывода:

В соответствии с п. 1 ст. 388 ГК РФ уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) допускается, если она не противоречит закону. Законодательство между тем не запрещает уступку прав в обязательстве, должник по которому признан должником в деле о банкротстве. Уступка прав (требований) к такому должнику может происходить по общим основаниям и в порядке, предусмотренном законодательством (ст.ст. 382-390 ГК РФ, постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.10.2014 N 18АП-11200/14, оставленное без изменений постановлением АС Уральского округа от 30.01.2015 N Ф09-8924/14).

Особый порядок предусмотрен лишь для сделок по уступке прав (требований), принадлежащих самому должнику в деле о банкротстве.

Иными словами, каких-либо препятствий и особенностей заключения соглашения об уступке прав в обязательстве, должник по которому признан должником в деле о банкротстве, ни ГК РФ, ни Федеральным законом от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", не предусмотрено.

Поскольку в рассматриваемой ситуации цедент и цессионарий являются обществами с ограниченной ответственностью, уступка требования может быть только возмездной, так как безвозмездная уступка подпадает под определение договора дарения (п. 1 ст. 572 ГК РФ), а дарение между коммерческими организациями согласно пп. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ запрещено. В этом случае имеются правовые основания для признания договора цессии недействительным как нарушающего требования закона (ст. 168, пп. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ).

Отметим, что законодательство не связывает цену уступаемого права по договору цессии с размером обязательства, право (требование) по которому уступается (например, с суммой долга по денежному обязательству). В частности, цена передаваемого права может быть как меньше, так и больше размера уступаемого обязательства. На действительность сделки, равно как и на обязанность цессионария оплатить цеденту вознаграждение за уступленное право в размере, предусмотренном договором, это не влияет (постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 16.05.2012 N Ф02-1866/12, ФАС Северо-Кавказского округа от 14.04.2008 N Ф08-1755/2008, Пятнадцатого ААС от 03.10.2012 N 15АП-10707/12).

Вместе с тем необходимо учитывать, что основанием для вывода о недействительности заключенного между коммерческими организациями договора цессии как сделки дарения может послужить явное несоответствие цены в договоре уступки рыночной стоимости уступаемого требования. Однако в спорной ситуации такой вывод со стороны суда может последовать только в связи с оценкой конкретных обстоятельств (определение Верховного Суда РФ от 02.12.2015 N 305-ЭС15-5505). Судебная практика в спорах по договорам цессии исходит из того, что соглашение об уступке права (требования), заключенное между коммерческими организациями, может быть квалифицировано как дарение только в том случае, если будет установлено намерение сторон на безвозмездную передачу права (требования), то есть намерение цедента одарить цессионария (смотрите в связи с этим п. 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 54).

Таким образом, то обстоятельство, что размер уступаемого требования превышает цену уступки, само по себе совершению сделки по уступке не препятствует, однако влечет риски ее признания недействительной.

В частности, как разъяснено в п. 10 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120, несоответствие размера встречного предоставления объему передаваемого права (требования) само по себе не является основанием для признания ничтожным соглашения об уступке права (требования), заключенного между коммерческими организациями. При выяснении эквивалентности размеров переданного права (требования) и встречного предоставления необходимо исходить из конкретных обстоятельств дела. В частности, должны учитываться: степень платежеспособности должника, степень спорности передаваемого права (требования), характер ответственности цедента перед цессионарием за переданное право (требование) (ответственность лишь за действительность права (требования) или также и за его исполнимость должником), а также иные обстоятельства, влияющие на действительную стоимость права (требования), являющегося предметом уступки.

Более того, согласно позиции Верховного Суда РФ невозможно рассматривать иначе как дарение приобретение лицом, осуществляющим гражданские права разумно и осмотрительно, требования к несостоятельному должнику (банкроту) по фактически номинальной стоимости. Договор уступки права при указанных условиях может быть признан ничтожным в полном объеме, поскольку содержит признаки запрещенного в отношениях между коммерческими организациями дарения денежных средств.

Иными словами, в каждом конкретном случае вопрос о действительности сделки по уступке во многом носит оценочный характер и должен решаться судом с учетом фактических обстоятельств дела (смотрите, к примеру, постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 10.03.2017 N 01АП-4356/16, постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 20.02.2017 N 05АП-10259/16).

Также обращаем внимание, что уступка требования как таковая не является основанием прекращения обязательства по оплате долга перед цессионарием. Между тем, как следует из текста вопроса, организация-арендатор в рассматриваемой ситуации предлагает произвести арендодателю уступку принадлежащего ей требования в счет погашения своей задолженности по арендной плате. С целью погашения задолженности в этом случае стороны могут согласовать цену передаваемого требования в размере 1 млн. рублей и далее оформить зачет на указанную сумму по правилам ст. 410 ГК РФ. Другим вариантом является уступка права (требования) в качестве отступного, на что может быть указано в соглашении об уступке.

 

Ответ подготовил:

Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ

Габбасов Руслан

 

Физическое лицо, являясь единственным участником ООО 1, принимает решение о его ликвидации. В активах ООО 1 имеется дебиторская задолженность ООО 2 по выданному займу, дебиторская задолженность ООО 2 по договору уступки права требования. Обязательств ООО 1 не имеет. В результате ликвидации физическое лицо получает от ООО 1 вышеперечисленные имущественные права. Затем физическое лицо получает денежные средства от ООО 2 в счет погашения займа и по договору уступки права требования.

Должно ли ООО 2 как налоговый агент удержать и перечислить в бюджет НДФЛ при выплате денежных средств в счет погашения займа, по договору уступки права требования?

 

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:

При перечислении физическому лицу средств в погашение займа и по договору уступки права требования у ООО 2 отсутствует обязанность по исчислению и удержанию НДФЛ.

Однако в этом случае нельзя исключить претензии проверяющих.

При перечислении средств в виде процентов по договору займа у ООО 2 возникают обязанности налогового агента.

Обоснование вывода:

Исходя из п.п. 1, 2 ст. 226 НК РФ, организации, в результате отношений с которыми налогоплательщик получил доходы, в общем случае обязаны исчислить, удержать у налогоплательщика и уплатить в бюджет сумму НДФЛ.

При этом особенности исчисления и (или) уплаты налога по отдельным видам доходов устанавливаются ст.ст. 214.3, 214.4, 214.5, 214.6, 214.7, 226.1, 227 и 228 НК РФ.

Так, п. 1 ст. 228 НК РФ содержит перечень доходов, при получении которых исчисление и уплату НДФЛ налогоплательщик осуществляет самостоятельно.

В частности, доходы от реализации имущественных прав, к которым относится и право требования долга, упомянуты в пп. 2 п. 1 ст. 228 НК РФ и на этом основании относятся к доходам, в отношении которых физические лица самостоятельно исчисляют суммы НДФЛ. Однако в рассматриваемой ситуации должник погашает долг, право требования по которому было ранее получено физическим лицом. Получается, что в таком случае физическое лицо - участник ООО 1 формально не обязано самостоятельно исчислять сумму НДФЛ.

В этом случае следует возвратиться к положениям п. 2 ст. 226 НК РФ, который устанавливает, что исчисление и уплата НДФЛ налоговыми агентами производятся в отношении всех доходов налогоплательщика, источником которых является налоговый агент. В многочисленных разъяснениях финансового ведомства отмечается, что при погашении организацией-должником задолженности по договору займа, в том числе задолженности по уплате процентов по займу, у физического лица - нового кредитора возникает доход, налог с которого исчисляется и уплачивается организацией-должником, признаваемой на основании п. 1 ст. 226 НК РФ налоговым агентом (письма Минфина России от 10.07.2018 N 03-04-06/47916, от 13.02.2018 N 03-04-06/8711, от 29.01.2018 N 03-04-05/4962, от 25.05.2016 N 03-04-05/30021).

Однако арбитражная практика свидетельствует, что перечисление организацией денежных средств физическому лицу не всегда говорит о получении им дохода и, соответственно, о возникновении у организации обязанностей налогового агента.

Например, в постановлении Девятнадцатого ААС от 26.11.2009 N 19АП-3873/09 указывалось, что на момент перечисления физическому лицу денежных средств Общество осуществляло исполнение обязательств по договорам займа надлежащему кредитору - физическому лицу, ввиду чего у Общества не имелось оснований для квалификации выплаченных сумм как дохода физического лица в смысле ст.ст. 41, 208, 209 НК РФ. Также было отмечено, что при перечислении денежных средств физическому лицу общество правомерно исходило из существа имевшихся у него гражданско-правовых обязательств по возврату займов.

В постановлении АС Уральского округа от 01.06.2016 N Ф09-5229/16 по делу N А60-40302/2015 говорится, что передачу обществом спорной суммы денежных средств в адрес физического лица следует расценивать как исполнение обязательства по возврату займа новому кредитору. Вышеизложенное исключает квалификацию спорной выплаты как дохода физического лица, с которого обществу надлежит исполнить обязанности налогового агента в порядке ст. 226 НК РФ.

К похожему выводу судьи пришли в постановлении ФАС Уральского округа от 22.11.2006 N Ф09-10453/06-С2 даже в ситуации погашения задолженности покупателя, вытекающей из договора поставки. Когда поставщик уступил свое право требования суммы долга физическому лицу, суд указал, что перечисление на лицевой счет физического лица денежных средств является не доходом последнего, а погашением задолженности перед поставщиком. При таких обстоятельствах покупатель не выступает в роли налогового агента по отношению к физическому лицу и не исполняет обязанности по удержанию и перечислению в бюджет НДФЛ.

Тогда, если придерживаться позиции, основанной на приведенных выше судебных решениях, можно сделать вывод, что у ООО 2 при перечислении физическому лицу средств в погашение займа и по договору уступки права требования отсутствует обязанность по исчислению и удержанию НДФЛ. При этом считаем, что при перечислении средств в виде процентов по договору займа обязанности налогового агента у ООО 2 возникают.

Вместе с тем наличие пусть и положительной судебной практики по схожим ситуациям не позволяет в рассматриваемом случае исключить риск возникновения налогового спора.

 

Ответ подготовил:

Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ

аудитор, член РСА Завьялов Кирилл


Поделиться в социальных сетях:

Статьи по теме

Оборот компании Росбанк Факторинг по итогам 9 месяцев 2013 года составил 79,5 млрд. рублей.
25.12.2013

Из них 77,4 млрд. рублей пришлись на операции по внутреннему факторингу без регресса и 2,1 млрд. рублей на сделки по внутреннему факторингу с регрессом.

Объем выплаченного финансирования компании за этот же период превысил 77,4 млрд. рублей.

Факторинговый портфель компании на 1 октября 2013 года достиг 8,35 млрд. рублей по сравнению с 2,2 млрд. рублей на 1 октября 2012 года.

Благодарность от «Эксперт РА»
06.06.2010
Рейтинговое агентство «Эксперт РА» выражает Вам благодарность за активное участие и выступление на VI ежегодной  конференции «Факторинг в России – 2010: стратегии роста», которая состоялась 20 мая 2010 г. в Москве в отеле «Swissotel Krasnye Holmy».
Ваше выступление позволило сделать конференцию более содержательной и конструктивной.
По отзывам участников мероприятия, конференция вызвала живой интерес и оказалась для многих полезной, в чем без сомнения, и Ваша заслуга.
Мероприятие не первый год является главным  событием на рынке факторинга, поэтому её проведение запланировано и на следующий год. В связи с этим позвольте уже сейчас пригласить Вас принять участие в работе VII  конференции «Факторинг в России», которая состоится  в мае 2011 года, в Москве.

Материалы конференции (аналитическую записку, презентации выступающих, аудио и видеозаписи) Вы сможете найти на нашем сайте, воспользовавшись ссылкой:  
 http://www.raexpert.ru/conference/2010/factoring
 
Желаем успехов в реализации Ваших планов и надеемся на дальнейшее плодотворное сотрудничество!  
Как факторинг вписался в бизнес-процессы компании: комментарии представителей российского и иностранного бизнеса.
04.10.2011

Вы уже проделали большую  работу – выбрали факторинговую компанию, достигли с ней всех договоренностей и даже назначили сотрудника, который будет отвечать за факторинговые операции. Казалось бы, можно спокойно работать. Все верно, но для того, чтобы добиться этого спокойствия, необходимо грамотно вписать факторинг в свои бизнес-процессы и отладить схему взаимодействия с Фактором – обучить ответственного сотрудника его новым обязанностям, а самое главное –  объяснить своим клиентам роль и место Фактора в их дальнейших отношениях. Как это удалось сделать внутри своих компаний, нам прокомментировали  представители крупного российского и зарубежного бизнеса – ЗАО «ВКЗ Дагвино» и ООО «ФАУБЕХА» (VBH Holding AG).