115583, г. Москва, ул. Елецкая, д. 8 к. 2
Наши социальные сети:

Консультации экспертов Гаранта от 29.11.19

29.11.2019

Согласно п. 1 статьи 384 ГК РФ по договору уступки права требования право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на проценты. ООО-1 приобрело по договору уступки права требования ООО-2 к должнику, находящемуся в процессе банкротства. Приобретенная задолженность относится к текущим платежам в деле о банкротстве. В отношении должника открыто конкурсное производство. Исполнительный лист представлялся первоначальным кредитором непосредственно в банк, где был принят к учету в картотеке первым в очереди. На момент уступки права требования исполнительный лист ООО-2 находился первым в банковской картотеке должника среди платежей 5 очереди. В свете п. 1 ст. 384 ГК РФ вправе ли требовать новый кредитор поместить приобретенное по договору уступки права требования обязательство в банковскую картотеку должника на то же место, что было у первоначального кредитора? И как это право реализовать на практике?

В соответствии с п. 3 ст. 5 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон N 127-ФЗ) удовлетворение требований кредиторов по текущим платежам в ходе процедур, применяемых в деле о банкротстве, производится в порядке, установленном указанным Законом.

Согласно п. 1 ст. 134 Закона N 127-ФЗ требования кредиторов по текущим платежам на стадии конкурсного производства погашаются вне очереди за счет конкурсной массы преимущественно перед кредиторами, требования которых возникли до принятия заявления о признании должника банкротом.

При этом из п. 1 ст. 126 Закона N 127-ФЗ следует, что на текущие требования не распространяется правило этого пункта о заявлении кредиторами требований по денежным обязательствам, об уплате обязательных платежей, иных имущественных требований только в ходе конкурсного производства.

В совокупности с положениями ч. 4 ст. 96 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" (далее - Закон N 229-ФЗ), согласно которым признание должника банкротом и открытие в отношении него конкурсного производства не является основанием для прекращения исполнительных производств по текущим платежам, а также разъяснениями, данными в абзаце четвертом п. 12 и абзаце пятом п. 16 постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 N 59, подтверждающими возможность возбуждения исполнительного производства по исполнительным документам о взыскании текущих платежей после признания должника банкротом и допустимость обращения взыскания на денежные средства должника в порядке, установленном ст. 8 Закона N 229-ФЗ, вышеприведенная норма Закона N 127-ФЗ означает, что денежные требования кредиторов по текущим платежам, подтвержденные исполнительным документом, могут быть заявлены как конкурсному управляющему, так и судебному приставу-исполнителю либо непосредственно в банк (смотрите определение ВС РФ от 26.06.2017 N 308-КГ17-7137).

Поскольку при банкротстве должника положения Закона N 127-ФЗ в любом случае носят специальный характер по отношению к нормам иных законов, регулирующих взыскание денежных средств и списание их со счета, очередность удовлетворения текущих требований, независимо от того, в каком порядке они были заявлены, определяется в соответствии с п. 2 ст. 134 ГК РФ. В частности, из этой нормы, помимо состава пяти очередей кредиторов по текущим требованиям, следует то, что в пределах одной очереди требования таких кредиторов удовлетворяются в порядке календарной очередности.

Как следует из разъяснений, приведенных в абзаце седьмом п. 3 постановления Пленума ВАС РФ от 06.06.2014 N 36 (далее - Постановление N 36), под календарной очередностью требований кредиторов понимается очередность представления в банк распоряжения. Однако, принимая во внимание, что при представлении исполнительного документа непосредственно в банк взыскателем или направлении его туда приставом-исполнителем расчетные документы указанными лицами не представляются (ч. 2 ст. 70 Закона N 229-ФЗ), календарная очередность требования определяется исходя из даты представления в банк исполнительного листа (смотрите, например, постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 09.10.2019 N 08АП-11223/19). Данный вывод косвенно подтверждается и положениями п. 1 Постановления N 36, по смыслу которых под распоряжением о переводе (перечислении) или выдаче денежных средств со счета должника в деле о банкротстве понимается в том числе исполнительный документ.

К сожалению, ни законодательство, ни разъяснения высших судов не содержат указания на то, каким образом определяется очередность по требованиям, вытекающим из обязательств, по которым состоялась уступка права требования. Вместе с тем при решении этого вопроса, на наш взгляд, следует исходить из следующего.

Перемена кредитора в обязательстве означает изменение стороны не только в материальных правоотношениях в порядке, предусмотренном главой 24 ГК РФ, но и в процессуальных, если требования, вытекающие из соответствующего обязательства, уже стали предметом рассмотрения того или иного суда.

Поскольку исполнение решения суда рассматривается в качестве одной из стадий арбитражного процесса, замена стороны на этой стадии осуществляется по правилам, установленным ст. 48 АПК РФ (п. 4 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 21.06.2004 N 77).

Так, согласно ч. 1 этой статьи замена осуществляется на основании судебного акта, а согласно ч. 3 для правопреемника стороны все действия, совершенные в арбитражном процессе до вступления правопреемника в дело, обязательны в той мере, в какой они были обязательны для лица, которое правопреемник заменил. Следует отметить, что аналогичные последней норме положения содержатся и в п. 4 ст. 52 Закона N 229-ФЗ, регулирующем последствия замены стороны в возбужденном исполнительном производстве.

В свою очередь, ч. 4 ст. 319 АПК РФ предусматривает выдачу по каждому судебному акту лишь одного исполнительного листа, если данной статьей не установлено иное. Причем она не предусматривает выдачу нового исполнительного листа в случае процессуального правопреемства на стороне истца.

Приведенные нормы фактически означают то, что при направлении предыдущим кредитором полученного им исполнительного листа для исполнения в банк в порядке, предусмотренном ст. 8 Закона N 229-ФЗ, новый кредитор, уступка права требования которому состоялась после совершения данного действия, должен, на наш взгляд, рассматриваться как подавший данный исполнительный лист в тот срок, в который он был подан первоначальным кредитором, как в силу правопреемства в отношении совершенных указанным кредитором действий, так и в силу того, что у него в принципе отсутствует другой исполнительный документ (распоряжение) для передачи его конкурсному управляющему, приставу-исполнителю, либо в банк.

В связи с изложенным, по нашему мнению, календарная очередность текущего требования, определенная на дату представления исполнительного листа в банк первоначальным кредитором, не должна изменяться (разумеется, при условии, что исполнительный лист не отзывался из банка ни первоначальным, ни новым кредитором, а также при отсутствии требований, которые по тем или иным основаниям, установленным законом, были признаны требованиями более ранней очередности).

Полагаем, что новому кредитору следует представить в банк определение суда о процессуальной замене взыскателя и указать собственные реквизиты, по которым должно производиться соответствующее перечисление денежных средств.

К сожалению, какой-либо правоприменительной практики по данному вопросу нам обнаружить не удалось. В связи с этим все вышеизложенное является лишь нашим экспертным мнением. Также не исключаем, что в случае изменения очередности удовлетворения требования свою позицию цессионарию придется отстаивать в суде.

Ответ подготовил:

Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ

кандидат юридических наук Широков Сергей

Между ООО "В" (арендодатель) и ООО "С" (арендатор) заключен договор аренды, по которому передано в пользование холодильное оборудование.

Далее между ООО "С" (арендатор) и ИП (субарендатор) был заключен договор субаренды на передачу в пользование указанного холодильного оборудования. Данное оборудование утеряно. Согласно условиям договора аренды ИП обязан возместить ООО "С" залоговую стоимость утерянных ларей, а также штраф в размере 10 процентов.

ООО "Э" планирует приобрести право требования на данное морозильное оборудование, чтобы иметь право взыскать с ИП сумму компенсации за утерянное оборудование (залоговую стоимость), а также указанный в договоре субаренды штраф в размере 10 процентов.

У ООО "Э" есть два варианта оформления данной сделки.

Вариант 1 - заключить договор купли-продажи между ООО "В" и ООО "Э" по продаже данного оборудования. Но тогда ООО "Э" потеряет право требования с ИП залоговой стоимости оборудования и штрафа в размере 10 процентов по договору субаренды (это критично).

Вариант 2 - заключить договор уступки права требования (цессии) между ООО "С" и ООО "Э" по передаче права требования к должнику (субарендатору) ИП. Тогда ООО "Э" сохранит возможность взыскания с ИП залоговой стоимости и штрафа. При этом также на данной стадии ООО "Э" хочет, чтобы ООО "С" направило иск в суд к ИП о компенсации залоговой суммы и штрафа, а ООО "Э" уже в судебном заседании будет заявлять о процессуальном правопреемстве и представит договор цессии (передачи права требования).

Возможны ли изложенные варианты оформления отношений?

В соответствии с п. 1 ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона. По общему правилу для перехода к другому лицу прав кредитора согласие должника не требуется (п. 2 ст. 382 ГК РФ).

Согласно п. 1 ст. 388 ГК РФ уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) допускается, если она не противоречит закону.

Приведенные нормы применяются и к договорным обязательствам, если иное не предусмотрено правилами об отдельных видах договоров, содержащимися в ГК РФ и иных законах, а при отсутствии таких специальных правил - общими положениями ГК РФ о договоре (п. 1 ст. 307.1 ГК РФ).

Правила ГК РФ о договоре аренды не запрещают уступку требований, возникших из этого договора. Не противоречит гражданскому законодательству и уступка требования о возмещении убытков, в том числе причиненных утратой вещи, принадлежащей кредитору (смотрите также п. 17 Обзора практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации, направленного информационным письмом Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120, далее - Информационное письмо N 120).

Из ГК РФ также не следует, что в обязательстве о возмещении убытков личность кредитора имеет существенное значение для должника (постановление Первого ААС от 03.11.2017 N 01АП-7672/17).

Поэтому в рассматриваемом случае мы не видим препятствий для заключения договора цессии, предусматривающего уступку арендатором требования о возмещении стоимости имущества, утерянного субарендатором.

Заметим, что, поскольку возмещение стоимости утраченной вещи является денежным обязательством, даже при наличии в договоре аренды запрета на уступку требования по такому обязательству эта уступка не является недействительной (п. 3 ст. 388 ГК РФ).

В силу п. 1 ст. 384 ГК РФ к цессионарию в настоящей ситуации перейдет также право требовать уплаты неустойки (штрафа) в связи с нарушением договорного обязательства (п. 15 Информационного письма N 120).

Поскольку упомянутое в вопросе холодильное оборудование не ограничено в обороте, оно может свободно отчуждаться (п. 1 ст. 129 ГК РФ). Как следствие, возможна продажа этого оборудования его собственником (арендодателем), в результате чего покупатель приобретет права и обязанности арендодателя по договору (ст. 617 ГК РФ) и вправе будет требовать от арендатора возместить ему ущерб, причиненный утратой переданного в аренду имущества. В этом случае арендодатель не сможет истребовать штраф, уплата которого предусмотрена договором субаренды, поскольку он в этом договоре не участвует (ст. 308 ГК РФ).

То есть оба упомянутых в вопросе варианта не будут противоречить законодательству.

Выбор конкретного варианта оформления отношений в этой ситуации (приобретение у арендодателя права собственности на оборудование или заключение с арендатором договора цессии) является вопросом целесообразности, который организация вправе решить по своему усмотрению исходя из экономических или иных факторов.

Ответ подготовил:

Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ

Ерин Павел

Физическое лицо по договору долевого участия (далее - ДДУ) приобрело 20 квартир. В дальнейшем зарегистрировалось в качестве ИП и уже в этом статусе произвело расчет по ДДУ (оплатило). ИП на общей системе налогообложения (13%). При переуступке прав требования на данные квартиры у ИП возникает доход.

Может ли ИП в расходы принять расходы на ДДУ?

По данному вопросу мы придерживаемся следующей позиции:

ИП может принять расходы на приобретение квартир по ДДУ при переуступке прав требования в качестве профессионального вычета, но при соблюдении ряда условий: расходы должны быть фактически произведены, документально подтверждены и непосредственно связаны с извлечением доходов.

Для этого необходимо наличие договора долевого участия с ИП (не как с физическим лицом) и подтверждающие оплату документы (платежное поручение от ИП, квитанции, чеки, выписка с расчетного счета).

Обоснование позиции:

Согласно ст. 227 НК РФ ИП самостоятельно производят исчисление и уплату НДФЛ с суммы доходов, полученных от осуществления предпринимательской деятельности, в порядке, установленном ст. 225 НК РФ.

Представители финансового ведомства отмечают, что при рассмотрении вопроса порядка учета доходов и расходов ИП следует руководствоваться исключительно положениями главы 23 НК РФ. На основании п. 3 ст. 210 НК РФ при определении налоговой базы по НДФЛ по ставке 13% суммы полученных доходов могут быть уменьшены на суммы налоговых вычетов, предусмотренные ст.ст. 218-221 НК РФ.

На основании пп. 1 п. 1, абзаца 2 пп. 2 п. 2 ст. 220 НК можно уменьшить доход от продажи имущественных прав на расходы, которые связаны с их покупкой.

При этом расходы в виде вычетов по НДФЛ ИП определяет на основании правил, установленных гл. 25 НК РФ. Расходы должны одновременно соответствовать определенным критериям (ст.ст. 221, 225 НК РФ, письмо Минфина России от 15.11.2012 N 03-04-05/8-1308):

- должны быть связаны с получением дохода;

- должны быть оплачены;

- экономически обоснованы и документально подтверждены.

В данном случае расходы связаны с получением дохода и оплачены.

Понятие "экономическая обоснованность" и "документальная подтвержденность" расходов Налоговым кодексом не определено. На основании судебной практики можно выделить следующие критерии экономически обоснованных расходов:

- прямая взаимосвязь расходов с предпринимательской деятельностью (постановление ФАС Северо-Западного округа от 18.06.2004 N А56-32759/03);

- направленность понесенных затрат на получение дохода (определение ВАС РФ от 19.01.2009 N 17071/08, определение Конституционного Суда РФ от 04.06.2007 N 320-О-П);

- связь расходов с условиями договора и положениями закона (постановление ФАС Северо-Западного округа от 02.08.2004 N А56-1475/04);

- соответствия цен в сделке рыночному уровню.

В данном случае если у ИП вид деятельности связан с переуступкой прав требования по ДДУ, расходы могут быть частично экономически обоснованы. Однако одно из условий экономической обоснованности (в том числе и документальной подтвержденности) расходов - это наличие заключенного договора на ДДУ с ИП. Если ИП оплатил обязательства по договору, заключенному на физическое лицо, с расчетного счета ИП, при этом не поменял сторону участника договора, то расходы могут быть признаны налоговым органом экономически необоснованными. Также в этом случае будет отсутствовать подтверждающий документ - договор с ИП.

Также, исходя из условий заданного вопроса, можно предположить, что до того, как стать ИП, физическое лицо оплатило первый взнос по ДДУ. При этом документ, подтверждающий оплату, составлен от имени физического лица, а не ИП, что будет являться основанием для признания вычета документально неподтвержденным.

К сведению:

Кроме того, на традиционной системе налогообложения (13%) предпринимателю надлежит уплачивать налог на имущество и НДС (если ИП не оформит освобождение от уплаты данного налога). Освобождение согласно ст. 145 НК РФ возможно, если выручка за три последовательных месяца не превышает 2 млн. руб.).

Ответ подготовил:

Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ

Кечахмадзе Виктория

Контроль качества ответа:

Рецензент службы Правового консалтинга ГАРАНТ

аудитор, член РСА Горностаев Вячеслав


Поделиться в социальных сетях:

Статьи по теме

RAEX-600: центр устойчивого роста – аграрно-промышленный комплекс
09.10.2015

Москва, 30 сентября 2015 года. Рейтинговое агентство RAEX (Эксперт РА) подготовило двадцать первый рейтинг крупнейших компаний России – самый представительный за всю историю его составления. Теперь в ...

Банковский юрист.
17.12.2013

Лучшие практики управления правовыми рисками финансовых организаций.

5 февраля 2014 года.

Подробно.

Принятый закон о консолидированном надзоре за банками, большинство нововведений которого вступят ...

С помощью факторинга компания может вырасти в несколько раз за год
30.03.2010

Русская факторинговая компания в своем нынешнем облике появилась на рынке в августе 2008 года. Сегодня компания финансирует практически все отрасли, предлагая, в частности, факторинг для поставок в...