115583, г. Москва, ул. Елецкая, д. 8 к. 2
Наши социальные сети:

Факторинг с лица и изнанки

20.02.2008

На протяжении всего 2007 года мы следили за изменениями поволжского рынка факторинга, отмечая увеличение его объемов и одновременный рост осведомленности целевой аудитории. Такие достижения стали результатом личных продаж — преимущественного способа реализации факторинговых услуг (см. «Принес долги — унес деньги» в №35 журнала «Эксперт Волга» за 2007 год). Однако, надо заметить, удвоение объемов рынка, характерное для 2006 и 2007 годов и прогнозируемое на 2008 год, является всего лишь следствием роста с низкой базы и не служит показателем высокой востребованности факторинга, которым до сих пор пользуется не больше 30% потенциальных потребителей. Другие — даже несмотря на осведомленность — приобщаться к числу «охваченных» не спешат, рассказывая о потаенных минусах, нейтрализующих все очевидные плюсы. Не все бизнесмены готовы говорить об этом открыто — тема факторинга неразрывно связана с бухгалтерией предприятия, а она зачастую является тайной за семью печатями. Банкиры же по-прежнему убеждены: за факторингом будущее, надо лишь до него дорасти.

Лицевая сторона

Основное преимущество факторинга – пополнение оборотных средств клиента, работающего со своими покупателями на условиях отсрочки платежа. По словам Екатерины Шестаковой, начальника отдела факторинговых операций казанского Татфондбанка (единственного резидента, представляющего факторинг в Поволжье), с использованием этого механизма оборот компании за год вырастает как минимум в полтора-два раза. «Можно добиться и значительно лучших результатов, — утверждает она. — Все зависит от рода деятельности компании, ее финансовой и товарной политики, способностей менеджмента». Если для покрытия дефицита средств, возникающего в результате предоставления покупателю отсрочки платежа, компания ежемесячно берет кредит и зарабатывает на нем некоторую сумму денег («дельту»), за год выходит 12 «дельт». При факторинговом же обслуживании, поставив товар, предприятие сразу получает около 90% от суммы поставки, на эти деньги оно снова осуществляет поставку и снова получает 90% от ее стоимости (или 81% от стоимости предыдущей) и так далее. В результате оборот вырастает в 4–4,5 раза. Это 48 «дельт» против 12.

Такую выгоду готовы оценить и предприниматели. «Факторинг дает явные преимущества компании, вынужденной по тем или иным причинам работать с отсрочкой платежа, — пояснил на условиях анонимности коммерческий директор самарского филиала московской фирмы, торгующей изделиями из металлопластика. — Доказательством тому может служить решение нашего центрального офиса, где данная схема используется уже год, ввести ее и в нашем филиале». Поддерживает это мнение и управляющий директор самарского филиала компании «Телефон.Ру» Юрий Гудков. «Для поставщиков факторинг интересен возможностью повысить оборачиваемость средств, — говорит он. — Именно поэтому они чаще всего и выступают инициаторами его применения. Однако для нас как покупателей он тоже выгоден, поскольку позволяет увеличивать отсрочку платежа с двух-трех недель до 45 дней».

Финансовые затяжки

Фактор (производитель услуги) ведет работу с дебиторами, составляет аналитические отчеты для клиента, дает рекомендации по ведению бухучета, берет на себя торговые риски. Надо ли говорить, что все эти блага предоставляются отнюдь не бесплатно.

«В обмен на ускорение оборота и уменьшение рисков неоплаты факторинговый механизм значительно снижает рентабельность бизнеса», — сообщает председатель правления Самарского завода нефтяного и резервуарного оборудования Вячеслав Пьяных. Для примера: если партия товара стоит 120 рублей при себестоимости 100 рублей и торговой наценке 20 рублей, пятипроцентная факторинговая комиссия составляет шесть рублей, то есть съедает 30 процентов прибыли. «Мне нет смысла пользоваться факторингом, так как плата за него сводит к нулю мою прибыль, — рассказывает на условиях анонимности другой самарский бизнесмен, реализующий грузовые автомобили и спецтехнику. — При норме прибыли 2,5 процента я не могу пожертвовать даже двумя». «При маленькой торговой наценке факторинг не всегда интересен клиенту», — соглашается Екатерина Шестакова.

По мнению Вячеслава Пьяных, затраты на факторинговые услуги оправданы лишь в случае острой нехватки оборотных средств компании или ее сотрудничества с недобросовестными (в том числе неплатежеспособными) клиентами, с большими рисками. Однако подобные риски фактор либо не готов брать на себя вовсе, либо работает с ними на других условиях. «Если контрагент клиента присутствует на рынке недавно или является малоизвестной компанией, мы просим предоставить документы, подтверждающие его платежеспособность, — поясняет Екатерина Шестакова. — В других случаях мы имеем возможность оценить его финансовые возможности и добросовестность самостоятельно».

В ситуации, когда платежеспособность должника вызывает серьезные сомнения или компания обращается к фактору с просроченной задолженностью (то есть использует его как коллектора), стоимость услуг последнего значительно возрастает. «В этом случае финансовая компания предлагает клиенту куда меньший объем возврата — не 97 процентов, а 60-70, — объясняет самарский бизнесмен, пожелавший остаться неназванным. — Однако для предприятия это все равно выгодно: само оно зачастую подобный долг вернуть просто не в состоянии, а фактор имеет возможность надавить на соответствующие рычаги. Конечно, это риск, потому и оплачивается соответственно».

Серые пятна

Получается, что факторинг как таковой с экономической точки зрения выгоден лишь компаниям, у которых разница между отпускной ценой и себестоимостью составляет более 20%. Это продавцы бытовой и мобильной электроники, продуктовые ритейлеры, торговцы энергоресурсов, продуктов нефте— и газопереработки, оборудования и материалов для добычи природных ресурсов. Однако и для таких предприятий есть свои сдерживающие моменты. У одних хватает собственных средств, у других «серая» бухгалтерия, которую не предъявишь фактору, у третьих — конъюнктурные трудности.

«Наше производственное подразделение работает с крупными корпорациями — ‘‘Роснефтью’’, ТНК-ВР, ‘‘Лукойлом’’, ‘‘Татнефтью’’ и другими, — рассказывает Вячеслав Пьяных. — В случае заключения договора на факторинговое обслуживание банк просто не сможет получить платеж в свою сторону без прохождения всех кругов службы безопасности этих предприятий (а оно может занять до полугода). Для нас же это будет последняя сделка с партнером: факторинговая компания однозначно доставит ему значительные неудобства и подорвет нашу репутацию грамотного поставщика».

Другие трудности могут быть связаны с несовпадением интересов клиента, желающего получить финансирование, и его контрагентов. Известно, что фактор иногда требует для изучения бухгалтерию должников, предоставить которую согласна далеко не каждая компания. Так, продуктовые ритейлеры, требующие от производителей пищевой продукции сделок с отсрочкой платежа, к участию в факторинговых схемах готовы не всегда. «Если клиент не может предоставить документы, запрашиваемые банком — в том числе бумаги, подтверждающие платежеспособность его контрагентов, когда таковые нужны, — факторинговая сделка не состоится, — комментирует Екатерина Шестакова. — Мы стараемся минимизировать риски».

Оторванные карманы

Существуют и другие условия, при неисполнении которых банки отклоняют заявки на финансирование.

«В услугах факторинга мы отказываем редко, но такое все-таки случается, — отмечает Екатерина Шестакова. — Например, когда сумма факторинговой сделки составляет меньше пятисот тысяч рублей. Хотя сейчас для клиентов с небольшой потребностью в финансировании создается отдельная программа». При этом, надо заметить, в Татфондбанке лимит на сумму сделки один из самых незначительных на сегодняшнем рынке — московские банки и факторинговые компании поднимают порог входа до трех-пяти миллионов рублей.

Значение имеют и сроки платежа. При длительном периоде отсрочки (90 дней и более) факторинг перестает быть выгодным. «Во-первых, комиссия существенно возрастает, а во-вторых, обязательства по погашению долга могут вернуться к поставщику», — поясняет Екатерина Шестакова. Именно поэтому банки стараются избегать факторинговых сделок, в которых контрагентами выступают бюджетные организации — они слишком долго расплачиваются по долгам. «Зато бюджетные организации гарантированно ответят по обязательствам, — возражает самарский бизнесмен. — В то время как частные фирмы с ограниченной ответственностью или индивидуальные предприниматели иногда оказываются недобросовестными партнерами».

«Татфондбанк работает и с ООО, и с ИП, — парирует Екатерина Шестакова. — Гарантии дает нам предварительная проверка их платежеспособности».

Распространенное мнение, что факторы отказываются от сделок с большим количеством должников, г-жа Шестакова опровергает таким аргументом: «Среди наших клиентов были компании, насчитывающие около 50 и даже 150 контрагентов. Другое дело, что для малого и среднего бизнеса, на который в большей степени ориентирована услуга факторинга, такое количество партнеров с серьезной долговой нагрузкой на каждого скорее исключение, чем правило. Обычно крупных должников там не больше 30».

Выведение пятен

Таким образом, рынок факторинга растет, но пока имеет небольшие объемы и долю охвата потребителей. В условиях доступности других, более понятных, привычных и дешевых источников финансирования применение данного механизма даже способно поставить на репутации предприятия пятно.

«Для прогрессивных клиентоориентированных компаний, работающих по принципам ‘‘бережливого производства’’, использование факторинга является показателем несовершенства логистики и менеджмента», — утверждает Вячеслав Пьяных. Однако подобное мнение может быть справедливо лишь на нынешнем этапе развития факторинга. С ростом конкуренции на товарных рынках и одновременным увеличением востребованности (а значит, и стоимости, и дефицита) кредитных ресурсов на финансовом рынке факторинг может получить широкую популярность. Уже сегодня такие перспективы оценены банками и компаниями, постепенно включающими эту услугу в свое предложение. Среди поволжских резидентов факторингом обзавелся (правда, в несколько ограниченном варианте) чувашский банк «Мегаполис», а в этом году он появится и в банке «Казанский».

Автор: Юлия Ваулина

Источник: Эксперт Волга


Поделиться в социальных сетях:

Статьи по теме

Оборот российского рынка факторинга в сегменте МСБ в 1 полугодии 2015 года составил 133 миллиарда рублей
23.09.2015

Ассоциация факторинговых компаний (АФК) при поддержке ОАО «МСП Банк» провела очередной сбор статистических показателей деятельности российских Факторов в сегменте малого и среднего бизнеса (МСБ) по итогам...

Состоялось первое заседание рабочей группы АФК по законотворческой деятельности
18.09.2009

16 сентября в помещении Банка "Возрождение" (ОАО) состоялось первое заседание рабочей группы Ассоциации факторинговых компаний по законотворческой деятельности.
В заседании принимали участие представители...

Газпромбанк внедряет факторинг для поставщиков торговых сетей.
09.11.2010

Газпромбанком внедрена программа факторингового обслуживания поставщиков торговых сетей. В рамках специального предложения комиссия за факторинговое обслуживание составляет от 7,75% годовых, а срок предоставления...