г. Москва, ул.Ясеневая д.19 корп.1, а/я 39
Наши социальные сети:

Уступка прав требования по банковским комиссиям: бизнес или защита нарушенных прав?

26.11.2012

Оспаривание условий договоров, которыми предусмотрено взимание банковских комиссий, является одной из наиболее частых категорий судебных споров, возникающих в последнее время в практике кредитных организаций. Причиной тому — коренное изменение позиций законодателя и правоприменительных органов относительно подобного вида договорных условий. Всего лишь несколько лет назад практически любая банковская комиссия рассматривалась в качестве правомерной.

Банковские комиссии, права требования по возврату которых активно приобретают цессионарии, условно можно разделить на две группы. Первая группа банковских комиссий устанавливается в рамках отношений между банком и гражданином-потребителем, на которые распространяется действие Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее — Закон о защите прав потребителей). Вторая группа банковских комиссий предназначена для клиентов банка — субъектов предпринимательской деятельности. Основания признания недействительными условий договоров, устанавливающих банковские комиссии, для субъектов первой и второй группы, как правило, существенно различаются.

Недействительность условий договоров, устанавливающих банковские комиссии для граждан-потребителей, в подавляющем большинстве случаев связана с противоречием Закону о защите прав потребителей, что влечет их ничтожность.

Банковские комиссии, взимаемые с субъектов предпринимательской деятельности, не подпадают под действие Закона о защите прав потребителей, имеют иные основания незаконности и в некоторых случаях являются действительными, несмотря на то что комиссии того же вида для граждан-потребителей признаются ничтожными.Практический опыт показывает, что цессионарии приобретают права требования по возврату неосновательного обогащения в виде денежных средств, уплаченных в счет комиссий, возникшие из договоров, заключенных в рамках как потребительского, так и корпоративного кредитования.

Правовые основания подобных требований к банкам зачастую не выдерживают никакой критики, что, к сожалению, не мешает судам выносить судебные акты в пользу субъектов предпринимательской деятельности, осуществляющих приобретение прав требования по банковским комиссиям.

Правоприменительная практика по возврату комиссии за открытие и ведение ссудного счета: физлица vs. юрлиц

Рассмотрим основные подходы к решению вышеизложенной проблемы на примере комиссии за открытие и ведение ссудного счета. В отношении такого рода комиссий, взимаемых в рамках потребительского кредитования, сложилась единообразная судебная практика, признающая соответствующие условия кредитных договоров ничтожными. Первым по этому поводу высказался Президиум ВАС РФ в Постановлении от 02.03.2010 № 7171/09, указав, что действия банка по открытию и ведению ссудного счета не являются самостоятельной банковской услугой, следовательно, включение в договор условия об оплате комиссии за открытие и ведение ссудного счета нарушает права потребителей.

В случае если стороной кредитного договора является субъект предпринимательской деятельности, условие о взимании комиссии за открытие и ведение ссудного счета признается судами, в том числе Президиумом ВАС РФ, правомерным1. Президиум ВАС РФ в Постановлении от 13.09.2011 № 4520/11 указал, что юридические лица свободны в заключении договора; воля сторон кредитного договора направлена на заключение договора с условием об оплате юридическим лицом комиссии за ведение ссудного счета, которая по существу является условием о плате за кредит. В п. 4 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 № 147 говорится, что признание того факта, что в кредитный договор были включены комиссии за услуги, непосредственно не создающие для клиента банка какого-либо отдельного имущественного блага, не связанного с заключенным сторонами кредитным договором, или иного полезного эффекта, само по себе не означает, что суммы таких комиссий, уплаченных заемщиком — юридическим лицом, подлежат возврату.

Если воля сторон кредитного договора была направлена на то, чтобы заключить договор, включающий в себя такие условия о плате за предоставленный кредит, которые по сути являются притворными (а закон, запрещающий включение подобных условий в кредитный договор, отсутствует), данные условия договора не могут быть признаны недействительными. Комиссию за ведение ссудного счета ВАС РФ обозначил как правомерную.

Полагаем, что коль скоро комиссия за открытие (ведение, обслуживание) ссудного счета для заемщиков — субъектов предпринимательской деятельности признается правомерной, соответствующие требования цессионариев о взыскании с банков денежных средств, уплаченных в счет такой комиссии, удовлетворению не подлежат. Более интересная ситуация складывается в отношении требований цессионариев о возврате в качестве неосновательного обогащения денежных средств, уплаченных в счет комиссии за открытие (ведение, обслуживание) ссудного счета в рамках потребительского кредитования.

Гарантии, предоставляемые Законом о защите прав потребителей, распространяются только на граждан в силу прямого указания ст. 1 данного закона, согласно которой потребителями являются граждане, имеющие намерение заказать или приобрести либо заказывающие, приобретающие или использующие товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

Законно ли приобретение у физлиц прав требования по возврату банковских комиссий?

Возникает обоснованный вопрос: может ли цессионарий, являющийся субъектом предпринимательской деятельности, приобрести у гражданина-потребителя права требования по возврату неосновательного обогащения, возникшего в связи с тем, что условие кредитного договора, которым предусмотрена комиссия за открытие (ведение, обслуживание) ссудного счета, является ничтожным в силу его противоречия Закону о защите прав потребителей?

В пользу неправомерности такого рода уступки прав требования свидетельствуют следующие доводы.

Во-первых, требование о возврате денежных средств в качестве неосновательного обогащения неразрывно связано со статусом заемщика как потребителя в рамках Закона о защите прав потребителей и не может быть передано организации в силу ст. 383 ГК РФ. Напомним, что согласно ст. 383 ГК РФ переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, не допускается. ФАС Поволжского округа в постановлении от 17.10.2011 по делу № А65-25283/2010 указал, что если стороной кредитного договора является юридическое лицо, это исключает применение законодательства о защите прав потребителей. Тот факт, что требования цессионариев связаны именно с предпринимательской деятельностью, а не с Законм о защите прав потребителей, подтверждается принятием арбитражными судами соответствующих дел к своему производству. Если бы необходимость защиты прав цессионариев была связана с Законом о защите прав потребителей, арбитражные суды не имели бы права принимать иски к производству, поскольку защита прав потребителей отнесена к исключительной подведомственности судов общей юрисдикции (ч. 7 ст. 29 ГПК РФ).

К сожалению, в тех случаях, когда банки ставят перед судом вопрос о ничтожности договора уступки прав требования, в рамках которой состоялась передача прав требования по возврату денежных средств, уплаченных в счет комиссии за открытие (ведение, обслуживание) ссудного счета от гражданина-потребителя к организации, правоприменительные органы данные доводы кредитных организаций игнорируют.

Во-вторых, даже если не принимать позицию о ничтожности уступки прав требования, признавая уступку правомерной, то в действие вступают иные нормы права, которые препятствуют удовлетворению требований цессионариев.

Согласно п. 4 ст. 1109 ГК РФ не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства. Цессионарий, приобретая права требования у заемщика-потребителя, безусловно, знает о том, что у последнего отсутствовало обязательство по оплате комиссии за открытие (ведение, обслуживание) ссудного счета. Анализ судебной практики показывает, что суды не применяют п. 4 ст. 1109 ГК РФ к указанной категории дел.

Хотелось бы обратить внимание на неправомерность требований цессионариев, обусловленную не только противоречием вышеуказанным нормам права, но и тем, что систематическая деятельность цессионариев по приобретению прав требования у заемщиков по вышеуказанной категории дел не имеет ничего общего с защитой нарушенных прав, но является формой осуществления предпринимательской деятельности, единственной целью которой является извлечение прибыли.

Каким образом цессионарии извлекают прибыль? Первый и наиболее популярный вариант — это приобретение прав требования у заемщиков со значительным дисконтом, предоставляемым цессионарию. В последующем цессионарий взыскивает с банка всю сумму уплаченной комиссии, а также проценты по ст. 395 ГК РФ. Соответственно разница между суммой, уплаченной цеденту, и суммой, фактически взысканной с банка, составляет предпринимательский доход цессионария.

Второй, не менее популярный, вариант — это привлечение сторонних представителей для защиты интересов цессионария в суде по спорам с банками. Расходы, уплаченные на оказание услуг представителя в суде, взыскиваются с кредитных организаций. Судебный представитель и цессионарий являются фигурами, юридически независимыми друг от друга, но фактически между ними нередко существуют неформальные связи (аффилированность), позволяющие создавать видимость оплаты соответствующих услуг, конечной целью которых является увеличение объема денежных средств, взыскиваемых с банков. Нередко суммы расходов на оплату услуг представителя намного превышают размер самих комиссий. Как мы уже отметили, доказать аффилированность между цессионарием и судебным представителем довольно сложно. Но бывают случаи, когда действия по привлечению судебного представителя имеют характер явного злоупотребления правами со стороны цессионария. Например, в рамках гражданского дела № А12-4310/2012, рассмотренного Арбитражным судом Волгоградской области, банк представил доказательства того, что одним из видов деятельности цессионария является деятельность в области права. В связи с этим кредитная организация указала, что принцип разумности и добросовестности при осуществлении и защите гражданских прав предполагает, что организация, осуществляющая на профессиональной основе деятельность в области права, обязана иметь в штате соответствующих специалистов. Отсутствие таких специалистов в штате организации и привлечение сторонних специалистов влечет для противоположенной стороны необоснованные расходы в виде необходимости компенсации расходов на услуги сторонних специалистов, привлечение которых не является разумным. В соответствии с прецедентным правом Европейского суда по правам человека (решение по делу «Санди Таймс» от 06.11.1980) издержки на оплату услуг представителя возмещаются, если они были действительно понесены; были необходимы; разумны по сумме. Условие необходимости расходов означает, что возмещению подлежат расходы на действия, признанные полезными для надлежащего ведения дела. Систематическое привлечение организацией, осуществляющей на профессиональной основе деятельность в области права, сторонних специалистов для защиты своих интересов в суде не может быть признано полезным, необходимым и разумным. Доводы банка были оставлены судом без внимания.

В другом деле между цедентом и цессионарием были заключены несколько договоров уступки прав требования, которыми одна банковская комиссия была «разбита» на несколько частей и в последующем по каждой из таких частей было инициировано отдельное судебное разбирательство с привлечением сторонних судебных представителей. Доводы банка о том, что разделение цессионарием банковской комиссии на части при уступке прав требования не имело разумных оснований и было осуществлено с единственной целью увеличения суммы, подлежащей взысканию с банка за счет расходов на оплату услуг судебного представителя, не были приняты судом во внимание. И в каждом из таких судебных дел с банка были взысканы расходы на оплату услуг представителя.

Итак, как мы убедились, для цессионариев, на систематической основе приобретающих права требования по банковским комиссиям, в подавляющем большинстве случаев конечной целью такой деятельности является извлечение прибыли. Между тем законодатель заложил достижение совсем иных целей для тех субъектов, которые просят суд применить последствия недействительности ничтожных или оспоримых сделок. В силу ст. 12 ГК РФ такой целью является защита нарушенных прав, не имеющая ничего общего с извлечением прибыли. Получается, что цессионарии, которые на систематической основе приобретают права требования по банковским комиссиям, под видом защиты нарушенных прав преследуют цели по извлечению прибыли. Один из основополагающих принципов гражданского права заключается в том, что никто не может извлекать выгоды из своего недобросовестного поведения.

Выводы

На основании вышеизложенного полагаем, что суды должны отказывать цессионариям, являющимся субъектами предпринимательской деятельности, на систематической основе приобретающими права требования по банковским комиссиям с целью извлечения прибыли, в удовлетворении исков к банкам о взыскании неосновательного обогащения по вышеуказанной категории споров. На сегодняшний день судебная практика формируется в прямо противоположном направлении.

Ю.В. Севастьянова, ОАО КБ «РусЮгбанк»,
управление правового сопровождения бизнеса,

начальник сектора по работе с просроченной задолженностью, к.ю.н.

 

Источник: Регламент


Поделиться в социальных сетях:

Статьи по теме

Взыскание долгов по облигациям: коллекторский подход
27.04.2010

Облигационные дефолты являются одним из симптомов глобального экономического кризиса. Юридические средства «лечения» этого симптома часто очень растянуты во времени и неэффективны, т.к. в отличие от банков-кредиторов, держатели облигаций не имеют залогов, а сумма задолженности не такая большая, чтобы влиять на ход банкротства.

26 октября 2010 года в Москве состоится VII ежегодная конференция «Управление рисками в России – 2010», организованная рейтинговым агентством «Эксперт РА».
09.10.2010

Рейтинговое Агентство «Эксперт РА» на протяжении семи лет ведет проект «Управление рисками в России». Проект стал первой национальной площадкой для встречи риск-менеджеров крупнейших российских компаний, где активно обсуждаются важные вопросы, приводятся примеры из мировой практики управления рисками, предоставляются уникальные аналитические материалы, разработанные ведущими экспертами Рейтингового Агентства «Эксперт РА».

Журнал "Банковское обозрение" стал информационным партнером международной конференции «Факторинг и управление дебиторской задолженностью: российские реалии и мировой опыт»
03.11.2009

"Банковское обозрение" - ведущий журнал банковской отрасли. В прошлом году журнал выступал партнером первой конференции ФАКТОРинг ПРО.