115583, г. Москва, ул. Елецкая, д. 8 к. 2
Наши социальные сети:

Консультации экспертов службы Правового консалтинга ГАРАНТ

30.06.2010
Лицом, уполномоченным подписывать уведомление о составлении промежуточного ликвидационного баланса ООО по форме N Р15003, является одно из следующих физических лиц:
- единственный участник ООО, принявший решение о ликвидации общества, а если единственным участником является юридическое лицо - руководитель этого юридического лица;
- физическое лицо, уполномоченное решением общего собрания участников ООО на подписание уведомления, если решение о ликвидации общества принято общим собранием участников общества.
Подлинность подписи уполномоченного лица (заявителя) на уведомлении по форме N Р15003 должна быть засвидетельствована в нотариальном порядке.
 
Обоснование вывода:
В соответствии с п. 3 ст. 20 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон о регистрации) учредители (участники) общества с ограниченной ответственностью (далее - ООО, общество) или орган, принявшие решение о ликвидации общества, обязаны уведомить регистрирующий орган о составлении промежуточного ликвидационного баланса.
Форма уведомления о составлении промежуточного ликвидационного баланса юридического лица N Р15003 утверждена постановлением Правительства РФ от 19.06.2002 N 439 (далее - постановление N 439).
Как следует непосредственно из раздела 3 формы уведомления N Р15003, в нем указывается, кем принято решение о ликвидации ООО (учредителем (участником) общества либо органом юридического лица, уполномоченным на принятие решения о ликвидации учредительными документами общества), а также указываются сведения о лице, подписавшем уведомление (заявителе).
Согласно п. 1 ст. 32, пп. 11 п. 2 ст. 33 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (далее - Закон об ООО) принятие решения о ликвидации общества входит в компетенцию высшего органа ООО - общего собрания участников общества. В ООО, состоящем из одного участника, решения по вопросам, относящимся к компетенции общего собрания участников общества (в том числе о ликвидации ООО), принимаются этим участником единолично и оформляются письменно (ст. 39 Закона об ООО).
В том случае, если решение о ликвидации ООО принято общим собранием участников общества, то в разделе 3 уведомления по форме N Р15003 знаком "V" отмечается "орган, принявший решение о ликвидации" и указывается его наименование. При этом пункты 5.1-5.3 не заполняются (п. 6.2 раздела VIII, п. 5 раздела X Методических разъяснений по порядку заполнения форм документов, используемых при государственной регистрации юридического лица, утвержденных приказом ФНС России от 01.11.2004 N САЭ-3-09/16@, далее - Методические разъяснения).
Если же решение о ликвидации ООО принималось единственным участником общества, то в разделе 3 уведомления по форме N Р15003 знаком "V" отмечается "учредитель (участник) юридического лица, принявший решение о ликвидации", а в п.п. 3.1-3.3 указываются фамилия, имя, отчество лица, принявшего решение о ликвидации учредителя (участника) юридического лица полностью, без сокращений в соответствии с документом, удостоверяющим личность (п. 6.1 раздела VIII, п. 5 раздела X Методических разъяснений).
Если единственным участником общества является организация, то уведомление должно быть подписано руководителем этой организации (ст. 53 ГК РФ, пп. "в", "а" п. 1.3 ст. 9 Закона о регистрации).
В силу п. 3 ст. 20 Закона о регистрации обязанность по уведомлению регистрирующего органа о составлении промежуточного ликвидационного баланса возложена на учредителей (участников) юридического лица или орган, принявшие решение о ликвидации юридического лица. При этом законодательством не конкретизировано, каким образом коллегиальный орган ООО, принявший решение о ликвидации общества, может сам выполнить эту обязанность. С учетом того, что заявителями, как следует из п. 1.3 ст. 9 Закона о регистрации, могут быть только физические лица, в данной ситуации, по нашему мнению, логичным является применение по аналогии закона положений п. 1 ст. 40 и п. 3 ст. 42 Закона об ООО: в случае принятия решения о ликвидации общим собранием участников ООО уведомление должно подписать лицо, председательствовавшее на общем собрании, или участник общества, уполномоченный на это решением общего собрания участников общества.
Уведомление по форме N Р15003 не предусматривает специальных граф для указания сведений о заявителе и нотариального свидетельствования подлинности его подписи. В то же время п. 1.2 ст. 9 Закона о регистрации предусматривает, что заявление, уведомление или сообщение представляется в регистрирующий орган по форме, утвержденной уполномоченным Правительством РФ федеральным органом исполнительной власти, и удостоверяется подписью уполномоченного лица (заявителя), подлинность которой должна быть засвидетельствована в нотариальном порядке.
Таким образом, закон требует нотариально засвидетельствовать подпись заявителя на уведомлении, но в то же время утвержденная форма уведомления не содержит соответствующих граф. Отметим, что подобные требования в отношении уведомления были введены в Закон о регистрации Федеральным законом от 19.07.2009 N 205-ФЗ. Хотя и ранее требование о нотариальном удостоверении подписи заявителя на уведомлении присутствовало в Требованиях к оформлению документов, используемых при государственной регистрации юридических лиц, а также физических лиц в качестве индивидуальных предпринимателей, утвержденных постановлением N 439 (п. 3 Требований). Поскольку в данном случае подлежат применению положения, установленные нормативным правовым актом, имеющим большую юридическую силу (Законом о регистрации), подпись заявителя на уведомлении по форме N Р15003, по нашему мнению, должна быть засвидетельствована в нотариальном порядке. Несоблюдение этого требования может повлечь отказ в государственной регистрации (смотрите, например, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 08.02.2010 N 09АП-123/2010-AK).
 
Эксперты службы Правового консалтинга ГАРАНТ Баркова Лилия, Александров Алексей
 
 
Возможна ли уступка права требования по предварительному договору о заключении в будущем договора долевого участия в строительстве? Денежные средства в обеспечение обязательств по предварительному договору внесены в полном объеме.
 
Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:
Уступка права требования по предварительному договору о заключении в будущем договора долевого участия в строительстве законодательством не запрещена.
 
Обоснование вывода:
В силу п. 1 ст. 429 ГК РФ предварительным договором признается договор, по которому стороны обязуются заключить в будущем основной договор о передаче имущества, выполнении работ или оказании услуг на условиях, предусмотренных предварительным договором.
Предварительный договор должен содержать условия, позволяющие установить предмет, а также другие существенные условия основного договора (п. 3 ст. 429 ГК РФ).
Гражданским законодательством допускается возможность перемены лиц в обязательстве - переход права кредитора к другому лицу (замена кредитора в обязательстве, параграф 1 главы 24 ГК РФ) и перевод долга (параграф 2 главы 24 ГК РФ).
Каких-либо ограничений в отношении замены лиц по предварительному договору, в том числе касающихся долевого участия в строительстве, законом не предусмотрено.
Таким образом, перемена лиц в обязательстве по предварительному договору в принципе возможна.
Следует иметь в виду, что по предварительному договору, кроме обязанности заключить в будущем основной договор, у каждой из сторон возникает и право требовать от другой стороны заключения такого договора. Иными словами, каждая из сторон предварительного договора является одновременно и кредитором, и должником. Замена стороны двустороннего обязательства (договора) имеет признаки уступки права (требования) и перевода долга. Поэтому при замене стороны в предварительном договоре должны соблюдаться правила, предусмотренные как для уступки требования (параграф 1 главы 24 ГК РФ), так и для перевода долга (параграф 2 главы 24 ГК РФ).
В соответствии со ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона. Для перехода к другому лицу прав кредитора согласие должника не требуется, если иное специально не предусмотрено законом или договором (п. 2 ст. 382 ГК РФ).
Согласно ст. 391 ГК РФ перевод должником своего долга на другое лицо допускается лишь с согласия кредитора. Это означает, что каждая из сторон предварительного договора может передать свои права и обязанности по этому договору третьему лицу только с согласия второй стороны, если иное не предусмотрено предварительным договором.
Если иное не предусмотрено законом или договором, к новому кредитору право первоначального кредитора переходит в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права (ст. 384 ГК РФ).
Считаем необходимым отметить, что, как указано выше, в соответствии со ст. 429 ГК РФ предварительный договор порождает только обязательство заключить основной договор в будущем, что не предполагает уплаты по нему каких-либо средств (постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 17.06.2004 N Ф04/3281-399/А67-2004; ФАС Северо-Кавказского округа от 30.11.2006 N Ф08-6228/06). В то же время запрета на внесение денежных средств по предварительному договору закон не содержит, хотя денежные средства, внесенные в качестве "обеспечения обязательств", могут быть квалифицированы иным образом. Однако, если эта сумма будет определенно отражена в договоре уступки, то к новому участнику обязательства (предварительного договора) однозначно перейдет право требовать ее возврата в качестве неосновательного обогащения в случае, если она не будет зачтена в счет исполнения обязательства по основному договору (ст. 1102 ГК РФ) (смотрите, например, постановления ФАС Московского округа от 05.06.2008 N КГ-А41/4177-08, от 17.06.2009 N КГ-А40/5392-09, ФАС Северо-Западного округа от 24.04.2009 N А56-21174/2007).
 
Эксперты службы Правового консалтинга ГАРАНТ Карасевич Любовь, Серков Аркадий
 
 
Между ООО "А" (генподрядчик) и ООО "В" (заказчик) был подписан договор генерального подряда на строительство жилого дома. По договору уступки прав и перевода долга ООО "В" уступило свои права и перевело долг по договору генерального подряда на третье лицо - ООО "С", то есть фактически произошла замена первоначального заказчика по договору генерального подряда.
За переуступку прав и перевод долга ООО "С" обязалось в течение месяца с даты заключения договора уступки прав и перевода долга перечислить денежные средства ООО "В" либо расплатиться с ним ценными бумагами. ООО "С" не оплатило договор уступки прав и перевод долга.
Между тем ООО "А" в рамках договора генерального подряда выполняло строительные работы, а ООО "С" оплатило их частично.
Каков правовой анализ данной ситуации? Не является ли тот факт, что ООО "С" не исполнило свои обязательства по отношению к ООО "В", основанием для признания сделки ничтожной? Сохраняются ли у подрядчика договорные отношения с новым заказчиком?

 
Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:
Приведенные в вопросе обстоятельства не свидетельствуют о том, что сделка по замене стороны в договоре строительного подряда является ничтожной.
У подрядчика сохраняются договорные отношения с новым заказчиком.
 
Обоснование вывода:
Прежде отметим, что договор строительного подряда относится к тем сделкам, по которым каждая сторона несет обязанность в пользу другой стороны и имеет соответствующие права (ст. 740 ГК РФ). Соответственно, заказчик является в обязательстве одновременно и кредитором, и должником. Замена стороны двустороннего обязательства (договора) имеет признаки уступки права (требования) и перевода долга. Следовательно, замена заказчика в договоре строительного подряда должна производится с соблюдением как правил об уступке требования (параграф 1 главы 24 ГК РФ), так и правил о переводе долга (параграф 2 главы 24 ГК РФ).
Согласно принципу свободы договора, закрепленному п. 2 ст. 1, ст. 421 ГК РФ, условия любого договора определяются сторонами договора по своему усмотрению, кроме случаев, когда законом не установлено каких-либо императивных (обязательных) требований относительно условий такого договора.
Глава 24 ГК РФ не устанавливает обязательного требования о возмездном характере договора об уступке права требования и договора о переводе долга. Следовательно, по общему правилу уступка требования и перевод долга могут быть как возмездными договорами, так и безвозмездными, совершенными с целью дарения.
Однако, поскольку в рассматриваемой ситуации договор, на основании которого происходит замена стороны в договоре строительного подряда, заключается между двумя коммерческими организациями, такая сделка должна быть возмездной. В противном случае будут нарушены нормы ст. 575 ГК РФ, запрещающие безвозмездную передачу имущества в собственность (дарение) между ними, и такая сделка будет являться недействительной в силу ст. 168 ГК РФ. Этот вывод подтверждается судебной практикой (смотрите, например, постановления Президиума ВАС РФ N 8303/00 от 05.06.2001, N 8414/00 от 09.10.2001, N 13952/05 от 25.04.2006).
При этом к уступке требования, которое является имущественным правом, применяются общие положения о купле-продаже, поскольку иное не вытекает из содержания или характера этих прав (п. 4 ст. 454 ГК РФ) и поскольку дарение, как указывалось выше, невозможно.
При переводе долга, в свою очередь, обязанности первоначального должника с момента перевода долга прекращаются и обязанным становится лицо, на которое был переведен долг. То есть в результате перевода долга происходит освобождение от имущественной обязанности должника. Если в таком договоре не предусматривается возмещение за перевод долга, такой договор, по своей сути, является дарением (п. 1 ст. 572 ГК РФ).
Таким образом, в рассматриваемой ситуации у сторон договора о замене стороны в договоре строительного подряда возникают встречные взаимные обязательства. При этом новый заказчик обязан уплатить старому заказчику возмещение за уступку права требования, а старый заказчик должен уплатить новому заказчику за освобождение его от имущественной обязанности по договору.
В рассматриваемом случае условиями договора, на основании которого произошла замена заказчика в договоре строительного подряда, предусмотрено, что за передачу права требования новый заказчик обязан уплатить определенную сумму денег. Эту сумму можно рассматривать как разницу между суммой вознаграждения за уступку права требования и суммой, которую должен уплатить прежний заказчик новому заказчику за перевод долга после прекращения встречных взаимных однородных требований зачетом (ст. 410 ГК РФ) При таких обстоятельствах заключенный договор о замене стороны в обязательстве является возмездным. Поэтому в этой части условия договора полностью соответствуют законодательству и являются действительными.
То, что новый заказчик (ООО "С") не оплатил прежнему заказчику (ООО "В") за уступку прав по договору строительного подряда в порядке, установленном договором, - это является неисполнением обязательств по договору. Однако неисполнение одной из сторон обязанности по договору не прекращает обязательства и не изменяет условия обязательства, из которого такая обязанность вытекает.
По общему правилу, закрепленному ст. 309 ГК РФ, обязательства, в том числе возникающие из договора (п. 2 ст. 307 ГК РФ), должны исполняться надлежащим образом в соответствии с их условиями. Если имеет место неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства, должник обязан возместить кредитору причиненные этим убытки (п. 1 ст. 393 ГК РФ), а если это предусмотрено условиями обязательства, то и уплатить неустойку (ст. 394 ГК РФ).
Однако и уплата неустойки, и возмещение убытков, в случае ненадлежащего исполнения обязательства, не освобождают должника от исполнения обязательства в натуре, если иное не предусмотрено законом или договором (п. 1 ст. 396 ГК РФ).
Следовательно, прежний заказчик (ООО "В") вправе потребовать от нового заказчика (ООО "С") возмещения убытков, уплаты договорной неустойки (ст. 330 ГК РФ), а, если договором неустойка не установлена, - процентов на сумму оплаты в размере, предусмотренном п. 1 ст. 395 ГК РФ, а также уплаты суммы, предусмотренной договором о замене стороны с обязательстве.
Таким образом, приведенные в вопросе обстоятельства не свидетельствуют о том, что сделка по замене стороны в договоре строительного подряда является ничтожной, а говорят только о том, что имело место нарушение обязательств, вытекающего из сделки, являвшейся действительной.
Отметим, что договор о замене стороны в обязательстве, в принципе, может быть расторгнут судом по общим основаниям. В том числе он может быть расторгнут по инициативе прежнего заказчика на основании пп. 1 п. 2 ст. 450 ГК РФ, если допущенное новым заказчиком нарушение условий договора будет признанно существенным.
Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора (п. 2 ст. 450 ГК РФ).
Однако, поскольку, как мы поняли из запроса, договор уступки права (требования) пока не расторгнут в судебном порядке, у подрядчика сохраняются договорные отношения именно с новым заказчиком (ООО "С").
 
Эксперты службы Правового консалтинга ГАРАНТ Аносова Юлия, Серков Аркадий
 
 
По решению суда был закрыт торговый центр. Конкретные сроки открытия торгового центра неизвестны. Арендаторам были нужны гарантии, что площади останутся за ними, а арендодателю нужны были гарантии, что арендатор останется в торговом центре. Между арендодателем и арендаторами были подписаны соглашения о приостановлении действия договора аренды сроком на три месяца.
Однако Гражданский кодекс РФ не предусматривает приостановление договора.
Соответствует ли подписание подобного соглашения между арендодателем и арендатором требованиям законодательства?

 
Гражданский кодекс РФ, действительно, не предусматривает возможности приостановления действия договора, а предусматривает только случаи его изменения или досрочного расторжения (ст. 450 ГК РФ). Однако в соответствии со ст. 421 ГК РФ стороны свободны в заключении договора (соглашения) и определении его условий по своему усмотрению, в пределах установленных законом и иными правовыми актами (ст. 421, ст. 422 ГК РФ), а законодательство также и не запрещает заключения такого рода соглашений.
То есть заключение соглашения о приостановлении действия договора аренды не противоречит, на наш взгляд, требованиям законодательства.
Вместе с тем возникает вопрос, как подобное соглашение будет квалифицировано судом в случае возникновения спора по нему.
В принципе, суд может квалифицировать заключение подобного соглашения как досрочное расторжение договора аренды по соглашению сторон (ч. 1 ст. 450 ГК РФ) с одновременным заключением предварительного договора (ст. 429 ГК РФ), по которому стороны обязуются в будущем заключить новый договор аренды того же помещения на прежних условиях.
Однако, по нашему мнению, наиболее вероятна другая квалификация.
Дело в том, что Гражданским кодексом РФ предусмотрена возможность приостановления исполнения обязательств по договору при сохранении в силе его условий (смотрите, например, п. 5 ст. 486, п. 1 ст. 716, п. 1 ст. 719 ГК РФ). То есть в рассматриваемой ситуации целесообразнее говорить не о приостановлении действия договора, а о приостановлении исполнения обязательств по нему.
Гражданский кодекс РФ отдельно рассматривает срок действия договора аренды (ст. 610 ГК РФ) и фактическое предоставление имущества в аренду (ст. 611 ГК РФ).
В соответствии со ст. 650 ГК РФ по договору аренды здания или сооружения арендодатель обязуется передать во временное владение и пользование или во временное пользование арендатору здание или сооружение.
Передача здания или сооружения арендодателем и принятие его арендатором, а также возвращение арендованного имущества осуществляются по передаточному акту или иному документу о передаче, подписываемому сторонами. При этом, если иное не предусмотрено законом или договором аренды здания или сооружения, обязательство арендодателя передать здание или сооружение арендатору считается исполненным после предоставления его арендатору во владение или пользование и подписания сторонами соответствующего документа о передаче. Уклонение одной из сторон от подписания документа о передаче здания или сооружения на условиях, предусмотренных договором, рассматривается как отказ, соответственно, арендодателя от исполнения обязанности по передаче имущества, а арендатора от принятия имущества (п. 1 ст. 655 ГК РФ).
В том же порядке должен происходить возврат арендодателю здания или сооружения при прекращении договора аренды (п. 2 ст. 655 ГК РФ). Эти положения применимы и при передаче в аренду нежилых помещений.
Таким образом, срок действия договора аренды и срок предоставления помещения в аренду могут не совпадать. Срок предоставления помещения в аренду начинает исчисляться с момента передачи помещения от арендодателя к арендатору и прекращается в момент возврата этого помещения обратно, что должно быть зафиксировано сторонами в передаточных актах.
При этом установленная в соответствии с п. 1 ст. 614 ГК РФ обязанность арендатора по внесению арендных платежей возникает не с момента заключения договора аренды, а с момента фактической передачи арендатору помещения и подписания сторонами передаточного акта (п. 10 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 11 января 2002 г. N 66 "Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой", далее - Информационное письмо N 66; постановление ФАС Уральского округа от 9 марта 2010 г. N Ф09-1352/10-С6).
Кроме того, суды освобождают арендатора от обязанности внесения арендной платы, в тех случаях, если арендуемое имущество хоть и было передано последнему, но фактически он его не использовал и не мог использовать по назначению (смотрите, например, постановления ФАС Поволжского округа от 11 марта 2010 г. по делу N А57-4934/2009 и от 27 ноября 2008 г. N А12-7029/07-С14; ФАС Дальневосточного округа от 11 февраля 2010 г. N Ф03-7965/2009; ФАС Волго-Вятского округа от 31 октября 2007 г. N А43-34189/2006-2-655). Иными словами, арендные платежи в принципе должны оплачиваться арендатором только за период фактического использования арендованного имущества.
Однако само по себе досрочное освобождение помещения без расторжения договора аренды и (или) подписания передаточного акта, а также фактическое использование помещения после прекращения действия договора не являются основаниями для невнесения арендной платы (ст. 622 ГК РФ, пункты 13, 38 Информационного письма N 66).
Отсюда, на наш взгляд, вытекает возможность заключения между арендодателем и арендатором соглашения, регулирующих вопросы, связанные с временем, когда арендатор не мог использовать арендуемое имущество, и с вопросами начисления арендной платы за это время.
Таким образом, по нашему мнению, заключенные в рассматриваемой ситуации соглашения должны быть квалифицированы как соглашения о временном приостановлении использования арендованного помещения арендатором и, соответственно, о временном приостановлении начисления и уплаты за этот период арендной платы.
 
Эксперты службы Правового консалтинга ГАРАНТ Левинская Наталья, Серков Аркадий

Поделиться в социальных сетях:

Статьи по теме

Дарья Николаевская: «Мы предлагаем нашим клиентам не цену, а ценность».
21.05.2012

В интервью ФАКТОРинг ПРО Директор Дирекции маркетинга НФК Дарья Николаевская рассказала о причинах смены фирменного стиля компании, маркетинговых технологиях на рынке факторинга и взаимоотношениях факторов...

Спецобзор судеюной практики.
18.10.2011

РАЗЪЯСНЕНИЯ ВАС РФ ПО ВОПРОСАМ ПОТРЕБИТЕЛЬСКОГО КРЕДИТОВАНИЯ СОЗДАЮТ НОВЫЕ ОГРАНИЧЕНИЯ И ВОЗМОЖНОСТИ ДЛЯ БАНКОВ

13 сентября 2011 г. Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее – «ВАС...