115583, г. Москва, ул. Елецкая, д. 8 к. 2
Наши социальные сети:

Консультации экспертов ГАРАНТа.

10.01.2012

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:

Поставщик вправе уступить право требования оплаты поставленного товара по муниципальному контракту до истечения гарантийного срока на этот товар. Согласие заказчика на такую уступку требуется только в том случае, если это предусмотрено контрактом.

Обоснование вывода:

Согласно ч. 1 ст. 2 Федерального закона от 21.07.2005 N 94-ФЗ "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд" (далее - Закон N 94-ФЗ) законодательство о размещении заказа основано на положениях Бюджетного кодекса РФ и Гражданского кодекса РФ, при этом регулируемый Законом N 94-ФЗ контракт заключается заказчиком в порядке, установленном ГК РФ с учетом положений этого Закона (ч. 2 ст. 9 Закона N 94-ФЗ).

Отсюда следует, что к контракту применяются нормы ГК РФ, если нормами Закона N 94-ФЗ не установлено иного.

По смыслу ст. 382 ГК РФ в результате уступки права (требования) цессионарию уступается (передается) только требование к должнику. Согласно ст. 384 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. При этом законодательство (в частности, нормы главы 24 ГК РФ) не ставит возможность уступки права (требования) по договору в зависимость от того, исполнены ли лицом, решившим совершить такую уступку, все либо часть обязанностей по этому договору.

Как было разъяснено в п. 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120, уступка права (требования) по обязательству, в котором уступающий требование кредитор является одновременно и лицом, обязанным перед должником, не влечет перевод на цессионария (нового кредитора) соответствующих обязанностей цедента (первоначального кредитора). Цедент не освобождается от исполнения продолжающих лежать на нем обязанностей.

Применительно к рассматриваемой ситуации это означает, что уступка поставщиком права требования оплаты поставленного товара не освобождает поставщика от его обязанностей, предусмотренных контрактом. Соответственно, условия контракта о предоставлении поставщиком гарантии качества товара сохраняются после заключения договора цессии в неизменном виде. Сказанное подтверждается судебной практикой (смотрите, например, постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 09.12.2010 по делу N А19-12020/10).

При этом в силу п. 2 ст. 382 ГК РФ для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласия должника, если иное не предусмотрено законом или договором. Соответственно, согласие заказчика на уступку прав требования оплаты поставленного товара по контракту требуется только в том случае, если такое условие содержится в контракте. В противном случае поставщик вправе заключить договор цессии без согласия заказчика. На это обращается внимание и в п. 1 письма Минэкономразвития России от 29.12.2009 N Д22-1715.

Эксперты службы Правового консалтинга ГАРАНТ Штукатурова Татьяна, Серков Аркадий


Муниципальное бюджетное учреждение заключило муниципальный контракт, по которому обязалось за поставку товара произвести оплату в течение 40 дней по факту поставки. Через 10 дней с момента поставки товара в адрес учреждения пришли уведомление и копия договора о том, что поставщик уступил право требования по муниципальному контракту другому лицу.
Может ли поставщик уступить право требования по муниципальному контракту?

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:

Уступка права требования в отношении обязательств заказчика по оплате поставленного по муниципальному контракту товара допустима.

Обоснование вывода:

В силу ч. 1 ст. 2 Федерального закона от 21.07.2005 N 94-ФЗ "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд" (далее - Закон N 94-ФЗ) законодательство РФ о размещении заказов основывается на положениях Гражданского кодекса РФ, Бюджетного кодекса РФ и состоит из Закона N 94-ФЗ, иных федеральных законов, регулирующих отношения, связанные с размещением заказов, при этом нормы права, содержащиеся в иных федеральных законах и связанные с размещением заказов, должны соответствовать Закону N 94-ФЗ.

Согласно ч. 6.1 ст. 9 Закона N 94-ФЗ при исполнении контракта не допускается перемена поставщика (исполнителя, подрядчика). Исключение составляют случаи, когда новый поставщик (исполнитель, подрядчик) является правопреемником поставщика (исполнителя, подрядчика) по такому контракту вследствие реорганизации юридического лица в форме преобразования, слияния или присоединения.

Очевидно, что в силу этой нормы поставщик (исполнитель, подрядчик) не может передать третьей стороне свои права и обязанности по государственному контракту в полном объеме (письмо Минэкономразвития России от 05.03.2010 N Д22-231).

Однако по смыслу ст. 382 ГК РФ в результате уступки права (требования) цессионарию уступается (передается) только требование к должнику. При этом согласно ст. 384 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. Согласно позиции ВАС РФ, изложенной в п. 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120, уступка права (требования) по обязательству, в котором уступающий требование кредитор является одновременно и лицом, обязанным перед должником, не влечет перевод на цессионария (нового кредитора) соответствующих обязанностей цедента (первоначального кредитора). Цедент не освобождается от исполнения продолжающих лежать на нем обязанностей. Соответственно, уступка права (требования) не влечет замену стороны в договоре. Ее последствием является замена кредитора в конкретном обязательстве, в содержание которого входит уступленное право (требование). Для перевода обязанностей, лежащих на цеденте как стороне договора, необходимо совершение сделки по переводу долга.

На основе изложенного можно прийти к выводу, что уступку денежного требования к заказчику по муниципальному контракту, в том числе произведенную по договору поставки, нельзя рассматривать в качестве перемены стороны муниципального контракта.

К аналогичному выводу пришли и специалисты Министерства экономического развития РФ в письме от 29.12.2009 N Д22-1715. Подтверждает этот вывод и арбитражная практика (постановления ФАС Московского округа от 24.05.2010 N КА-А40/5121-10 и от 03.11.2010 N КА-А40/5121-10, ФАС Северо-Западного округа от 16.05.2011 по делу N А56-32210/2010, ФАС Поволжского округа от 20.09.2011 N Ф06-7440/11 и от 02.03.2011 по делу N А12-22753/2009, ФАС Уральского округа от 10.02.2011 N Ф09-6839/10-С5, ФАС Восточно-Сибирского округа от 09.12.2010 по делу N А19-12020/10 (определением ВАС РФ от 09.03.2011 в передаче в Президиум ВАС РФ данного дела для пересмотра в порядке надзора было отказано)).

Эксперты службы Правового консалтинга ГАРАНТ Котыло Игорь, Серков Аркадий


Если требование по банковской гарантии будет направлено бенефициаром по почте в последний день ее действия с приложением всех необходимых документов и, соответственно, банком будет получено уже после срока окончания действия банковской гарантии, то обязан ли банк исполнить такое требование?

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:

Получение банком требования бенефициара об уплате денежной суммы по банковской гарантии по окончании срока, на который выдана эта гарантия, является основанием для отказа гаранта в удовлетворении такого требования.

Обоснование вывода:

Согласно ст. 368 ГК РФ в силу банковской гарантии банк, иное кредитное учреждение или страховая организация (гарант) дают по просьбе другого лица (принципала) письменное обязательство уплатить кредитору принципала (бенефициару) в соответствии с условиями даваемого гарантом обязательства денежную сумму по представлении бенефициаром письменного требования о ее уплате.

В соответствии с п. 2 ст. 374 ГК РФ требование бенефициара должно быть представлено гаранту до окончания определенного в гарантии срока, на который она выдана.

Если требование бенефициара либо приложенные к нему документы представлены гаранту по окончании определенного в гарантии срока, гарант отказывает бенефициару в удовлетворении его требования (п. 1 ст. 376 ГК РФ).

Подпунктом 2 п. 1 ст. 378 ГК РФ установлено, что обязательство гаранта перед бенефициаром по гарантии прекращается окончанием определенного в гарантии срока, на который она выдана.

Из приведенных норм можно сделать вывод о том, что для исполнения банком обязательства перед бенефициаром требование по банковской гарантии должно быть фактически получено гарантом до окончания срока ее действия. Направление документов по почте не может быть приравнено к представлению их гаранту. Окончание срока, на который выдана гарантия, влечет безусловное прекращение обязательства гаранта перед бенефициаром, независимо от последующего поступления банку соответствующих документов. В этой ситуации п. 2 ст. 194 ГК РФ, согласно которому письменные заявления и извещения, сданные в организацию связи до двадцати четырех часов последнего дня срока, считаются сделанными в срок, применен быть не может, так как эта норма применима лишь в отношении такого порядка предоставления документов, который не противоречит предусмотренному законом порядку совершения конкретного действия.

Сказанное подтверждается и судебной практикой (постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 11.10.2011 N Ф08-5108/11 по делу N А61-2827/2010, Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.03.2011 N 19АП-771/11).

Эксперты службы Правового консалтинга ГАРАНТ Ерин Павел, Александров Алексей


Акционерное общество заключает с банком договор о предоставлении банковской гарантии. Сумма банковской гарантии, предположим, составляет 100 руб. При этом в договоре о выдаче банковской гарантии предусмотрено вознаграждение банка за выдачу гарантии, которое составляет 5% годовых от суммы гарантии. Срок гарантии - 5 лет. Стоимость активов общества на последнюю отчетную дату составляет (условно) 410 руб.
Если в расчет стоимости сделки брать только сумму банковской гарантии - 100 рублей, то цена сделки будет менее 25% (24,4%) балансовой стоимости активов и, соответственно, не будет требоваться ее одобрение.
Если в расчет стоимости сделки также брать сумму вознаграждения банка из расчета 5% годовых от суммы банковской гарантии в течение 5 лет (25 руб. за 5 лет), то цена сделки будет превышать 25% от балансовой стоимости активов и, таким образом, потребует ее одобрение со стороны совета директоров акционерного общества.
Будет ли являться указанная сделка по заключению договора о предоставлении банковской гарантии крупной сделкой?

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:

В целях отнесения указанной в вопросе сделки к крупной должен учитываться как размер вознаграждения, уплачиваемого гаранту, так и сумма, уплаты которой по условиям договора гарант вправе требовать от принципала в связи с произведенной в пользу бенефициара выплатой.

Обоснование вывода:

В соответствии со ст. 78 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (далее - Закон об АО) крупной сделкой считается сделка (в том числе заем, кредит, залог, поручительство) или несколько взаимосвязанных сделок, связанных с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо либо косвенно имущества, стоимость которого составляет 25% и более процентов балансовой стоимости активов общества, определенной по данным его бухгалтерской отчетности на последнюю отчетную дату, за исключением сделок, совершаемых в процессе обычной хозяйственной деятельности общества, и иных сделок, указанных в ст. 78 Закона об АО. В случае отчуждения или возникновения возможности отчуждения имущества с балансовой стоимостью активов общества сопоставляется стоимость такого имущества, определенная по данным бухгалтерского учета, а в случае приобретения имущества - цена его приобретения.

В силу банковской гарантии гарант дает по просьбе принципала письменное обязательство уплатить кредитору принципала (бенефициару) в соответствии с условиями даваемого гарантом обязательства денежную сумму по представлении бенефициаром письменного требования о ее уплате (ст. 368 ГК РФ).

За выдачу банковской гарантии принципал уплачивает гаранту вознаграждение (п. 2 ст. 369 ГК РФ).

Право гаранта потребовать от принципала в порядке регресса возмещения сумм, уплаченных бенефициару по банковской гарантии, определяется соглашением гаранта с принципалом, во исполнение которого была выдана гарантия (п. 1 ст. 379 ГК РФ). Предусмотренное банковской гарантией обязательство гаранта перед бенефициаром ограничивается уплатой суммы, на которую выдана гарантия (п. 1 ст. 377 ГК РФ).

Таким образом, основанием выдачи банковской гарантии является соответствующее соглашение между принципалом и гарантом, которое, помимо обязанности гаранта выдать гарантию, может устанавливать, во-первых, право гаранта потребовать от принципала в порядке регресса возмещения сумм, уплаченных бенефициару по банковской гарантии, а во-вторых, обязанность принципала уплатить гаранту вознаграждение за выдачу бенефициару гарантии. При этом как первое, так и второе из названных условий соглашения, очевидно, влекут за собой возможность отчуждения принципалом имущества (а именно передачи денег гаранту в счет уплаты вознаграждения, а также в счет возмещения сумм, уплаченных по гарантии бенефициару).

Соответственно, стоимость имущества, которое может быть отчуждено в результате заключения соглашения о выдаче гарантии, включает сумму вознаграждения, уплачиваемого гаранту, и сумму, на которую выдана банковская гарантия (если соглашением не предусмотрено право гаранта требовать от принципала возмещения уплаченных бенефициару сумм в меньшем объеме). Если эта стоимость составляет 25% или более процентов балансовой стоимости активов общества, определенной по данным его бухгалтерской отчетности на последнюю отчетную дату, сделка признается крупной.

В то же время, в зависимости от конкретных обстоятельств, такая сделка может быть признана сделкой, совершаемой в процессе обычной хозяйственной деятельности акционерного общества, например в случае, если соглашение о выдаче банковской гарантии заключается принципалом для обеспечения исполнения обязательств по сделке, совершаемой в процессе обычной хозяйственной деятельности (смотрите, например, постановление ФАС Уральского округа от 28 июля 2008 г. N Ф09-5018/08-С4). В этом случае сделка не является крупной, однако уставом общества может быть установлена необходимость соблюдения порядка одобрения крупных сделок (ст. 79 Закона об АО) и для совершения таких сделок (п. 1 ст. 78 Закона об АО).

Эксперты службы Правового консалтинга ГАРАНТ Бахтина Анастасия, Александров Алексей

 

Источник: ФАКТОРинг ПРО по материалам ГАРАНТа


Поделиться в социальных сетях:

Статьи по теме

Кризис кардинально поменял приоритеты в факторинговом бизнесе
19.01.2010

Кризис кардинально поменял приоритеты в факторинговом бизнесе: если раньше к факторам обращались в первую очередь представители машиностроительных предприятий, металлургическая и строительная отрасли,...

«Эксперт РА» присвоил рейтинг качества системы риск-менеджмента факторинговой компании «ПОЛИТЕКС» на уровне А.rm.
18.02.2014

Рейтинговое агентство «Эксперт РА» присвоило рейтинг качества системы риск-менеджмента факторинговой компании «ПОЛИТЕКС» на уровне А.rm «Высокий уровень риск-менеджмента».

Опубликован шорт-лист номинантов Премии «Финансовая Элита России 2015»
11.05.2015

Опубликован список компаний финансового сектора, отобранных Экспертным Советом в качестве номинантов на Премию «Финансовая Элита России 2015». Номинанты отбирались по итогам анализа данных отраслевых ...