115583, г. Москва, ул. Елецкая, д. 8 к. 2
Наши социальные сети:

Консультации экспертов ГАРАНТа

05.03.2015

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:

Само по себе включение в соглашение о перенайме указанного в вопросе условия закону не противоречит.

Обоснование вывода:

Перенаем (п. 2 ст. 615 ГК РФ), то есть передача арендатором (лизингополучателем) с согласия арендодателя (лизингодателя) прав и обязанностей по договору аренды (лизинга) другому лицу, представляет собой одновременную уступку прав и перевод долга по договору, в связи с чем к отношениям по перенайму применяются правила главы 24 ГК РФ об уступке требования (цессии) и о переводе долга (постановление Президиума ВАС РФ от 11.09.2001 N 5536/01).

В гражданском законодательстве закреплена презумпция возмездности договора. Договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное (п. 2 ст. 423 ГК РФ). Это в полной мере относится и к соглашениям о перенайме (смотрите, например, постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 07.09.2009 N 10АП-3457/2009). Цена договора определяется по соглашению сторон, если из закона не следует, что подлежат применению цены (тарифы, расценки, ставки и т.п.), устанавливаемые или регулируемые уполномоченными на то государственными органами и (или) органами местного самоуправления (п. 1 ст. 424 ГК РФ). Поскольку цена упомянутого в вопросе соглашения не является регулируемой, она определяется исключительно соглашением сторон и может быть установлена в том числе указанным Вами образом (п. 4 ст. 421 ГК РФ).

Закон не относит условие о цене к существенным условиям соглашений об уступке права (требования), переводе долга и о перенайме. Следовательно, независимо от того, включено ли в такое соглашение условие о том, что в связи с передачей прав и обязанностей по договору лизинга первоначальному лизингополучателю уплачивается какое-либо вознаграждение, это соглашение признается возмездной сделкой, то есть такой, по которой первоначальный лизингополучатель должен получить плату или иное встречное предоставление за исполнение своих обязанностей (п. 1 ст. 423 ГК РФ). В отсутствие прямого указания в договоре на цену она может быть определена (если иное не следует из закона) в порядке, предусмотренном п. 3 ст. 424 ГК РФ. Таким образом, ни отсутствие в договоре между коммерческими организациями указанного в вопросе условия, ни включение его в договор сами по себе не могут свидетельствовать о безвозмездном характере сделки и, как следствие, о нарушении запрета, установленного пп. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ (постановления ФАС Дальневосточного округа от 16.01.2008 N Ф03-А51/07-1/6032, ФАС Северо-Западного округа от 22.06.2009 N А44-3757/2008). Указанный запрет может считаться нарушенным лишь в том случае, если из условий сделки очевидно следует намерение сторон на безвозмездную передачу прав и обязанностей по договору лизинга (см. п. 9 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120, постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 10.12.2003 N Ф08-4771/03, ФАС Северо-Западного округа от 29.07.2005 N А56-25609/04, ФАС Московского округа от 22.05.2007 N КГ-А40/4059-07, ФАС Поволжского округа от 27.11.2008 N А57-1355/08, ФАС Северо-Западного округа от 22.06.2009 N А44-3757/2008, ФАС Западно-Сибирского округа от 29.12.2009 N А45-6557/2009).

При этом в первом из указанных вариантов, то есть, если в соглашение о перенайме не включено условие об уплате первоначальному лизингополучателю вознаграждения (в случае возникновения между сторонами спора относительно объема встречного предоставления, причитающегося первоначальному лизингополучателю за передачу прав и обязанностей по договору лизинга) вопрос о том, возникла ли в связи с перенаймом у нового лизингополучателя обязанность уплатить первоначальному лизингополучателю вознаграждение, как нам представляется, должен решаться в зависимости от содержания соглашения о перенайме и конкретных обстоятельств дела. В частности, если в связи с перенаймом новый лизингополучатель принимает на себя обязанности выбывающей из договора лизинга стороны по уплате задолженности, возникшей перед лизингодателем, такое освобождение от имущественной обязанности перед лизингодателем (п. 1 ст. 572 ГК РФ) может рассматриваться как встречное предоставление. Однако, на наш взгляд, в качестве такого встречного предоставления (то есть по существу того, что первоначальный лизингополучатель получает взамен передаваемого по соглашению о перенайме) не может рассматриваться та часть сделки, которая связана с переходом к новому лизингополучателю обязанностей по договору лизинга. Во всяком случае переход к новому лизингополучателю обязанности уплачивать лизингодателю платежи в течение оставшегося срока договора лизинга, безусловно, встречным исполнением не является (поскольку очевидно, что это обстоятельство никак не затрагивает интересов прежнего лизингополучателя).

Эксперты службы Правового консалтинга ГАРАНТ Михайлова Наталья, Александров Алексей

 

Источник: ФАКТОРинг ПРО по материалам ГАРАНТа


Поделиться в социальных сетях:

Статьи по теме

Дарья Николаевская: «Мы предлагаем нашим клиентам не цену, а ценность».
21.05.2012

В интервью ФАКТОРинг ПРО Директор Дирекции маркетинга НФК Дарья Николаевская рассказала о причинах смены фирменного стиля компании, маркетинговых технологиях на рынке факторинга и взаимоотношениях факторов...

Спецобзор судеюной практики.
18.10.2011

РАЗЪЯСНЕНИЯ ВАС РФ ПО ВОПРОСАМ ПОТРЕБИТЕЛЬСКОГО КРЕДИТОВАНИЯ СОЗДАЮТ НОВЫЕ ОГРАНИЧЕНИЯ И ВОЗМОЖНОСТИ ДЛЯ БАНКОВ

13 сентября 2011 г. Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее – «ВАС...