Новый портал об услугах нашей факторинговой компании. Перейти

Эксперты ГАРАНТа рассмотрели ситуацию цессии при незаключенном договоре займа

29.12.2021

На протяжении трех лет физическое лицо переводило через банк на счет физического лица денежные средства в обещание заключить договор займа. Получивший денежные средства не вернул деньги и не заключил договор займа. В дальнейшем данные требования от лица, переводившего денежные средства, были переданы по договору цессии третьему лицу, которое обратилось с требованием вернуть денежные средства как неосновательное обогащение. Требование не было выполнено. Третье лицо обратилось в суд от имении цессионера. В суде ответчик (получивший неосновательное обогащение) утверждал, что по цессии нельзя передать неосновательное обогащение, то есть, по его мнению, договор цессии не действителен, следовательно, иск о неосновательном обогащении не может быть предъявлен. Судья поддержал ответчика. В силу п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 54 "О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки" это допустимо.

Существуют ли ограничения по передаче от лица, предоставившего денежные средства, подтвержденные через банк платежей, в пользу третьего лица по договору цессии?

Действительно, в силу п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2017 г. N 54 "О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки" по общему правилу допускается, в частности, уступка требований о возмещении убытков, вызванных нарушением обязательства, в том числе которое может случиться в будущем, о возврате полученного по недействительной сделке, о возврате неосновательно приобретенного или сбереженного имущества (пп. 2, 3 ст. 307.1, п. 1 ст. 388 ГК РФ).

В соответствии с п. 1 ст. 388 ГК РФ уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) допускается, если она не противоречит закону. Запрета на уступку требования в ситуациях, аналогичных изложенной в вопросе, действующее законодательство не содержит.

В силу ст. 383 ГК РФ не допускается переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью. Согласно п. 2 ст. 388 ГК РФ не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника.

Однако, как неоднократно указывалось судами, в обязательстве из неосновательного обогащения личность кредитора не имеет существенного значения для должника, как во взаимоотношениях с участием юридических лиц, так и во взаимоотношениях между физическими лицами (постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 4 августа 2020 г. N Ф04-1681/20 по делу N А75-15780/2019, апелляционное определение СК по гражданским делам Хабаровского краевого суда от 22 октября 2014 г. по делу N 33-6577, апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 19 августа 2013 г. по делу N 33-3027).

Аналогичной позиции придерживаются суды и при рассмотрении дел об уступке права требования по договору займа (апелляционное определение СК по гражданским делам Забайкальского краевого суда от 07 июля 2020 г. по делу N 33-1993/2020, апелляционное определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 12 ноября 2018 г. по делу N 33-46718/2018).

К сожалению, опубликованных материалов судебной практики по ситуациям, полностью совпадающим с описанной в вопросе, нам обнаружить не удалось. Вместе тем имеются решения, в которых безналичные денежные средства, перечисленные через банк одним физическим лицом другому физическому лицу, признаются неосновательным обогащением последнего (решение Красногорского городского суда Московской области от 15 апреля 2021 г. по делу N 2-2601/2021, решение Буйского районного суда Костромской области от 10 февраля 2020 г. по делу N 2-3/2020).

В то же время нельзя исключить, что в рассматриваемой ситуации судом может быть применен подп. 4 ст. 1109 ГК РФ, согласно которому не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности (решение Ванинского районного суда Хабаровского края от 17 августа 2018 г. по делу N 2-581/2018).


Статьи по теме