115583, г. Москва, ул. Елецкая, д. 8 к. 2
Наши социальные сети:

Эксперты ГАРАНТа рассмотрели ситуацию взыскания долга при расторжении договора поручительства

06.12.2021

Между Банком/Кредитором (К) и Заемщиком - юридическим лицом заключен кредитный договор, выдан кредит с графиком гашения до 18.06.2021. Обязательства заемщика (З) перед кредитором (К) по кредитному договору (КД) обеспечены поручительством (солидарным) четырех лиц: П1, П2, П3, П4 (на основании отдельных договоров поручительства с каждым поручителем) и залогом недвижимого имущества (И), залогодатель (З1) по которому является физическим лицом и не является Заемщиком, является поручителем (П1). Заемщик, П2 и П3 являются взаимосвязанными (заинтересованными/аффилированными лицами): П2 (физическое лицо) является учредителем и единоличным исполнительным органом (ЕИО) Заемщика (ООО); ее супруг (П3) также являлся учредителем и ЕИО в определенный период времени. Заемщик зарегистрирован по одному с П3 и П2 адресу, осуществляет с расчетного счета оплату в пользу П 2, 3 и т.д. Остальные поручители и залогодатель аффилированными (заинтересованными лицами) с Заемщиком не являются. Незначительная часть долга оплачена третьими лицами (ТЛ), которые не является поручителями/залогодателями. П1/Залогодатель частично исполнил за З перед К обязательства по КД в ходе погашения долга и обратился с требованием в суд к Заемщику, П2 и ПЗ о солидарном взыскании. Заемщик перестает уплачивать кредит, Банк направляет требование о досрочном погашении остатка долга и обратился в суд ко всем: З, Поручителям и Залогодателю, в том числе просит обратить взыскание на И. После этого П3 частично исполнил за Заемщика перед К обязательства по КД в размере остатка долга. Он обратился в Росреестр с заявлением о регистрации за ним прав залогодержателя (РР регистрирует замену залогодержателя). Заключил с иным лицом договор уступки прав требований к Заемщику, Поручителям, Залогодателю, возникших у него в результате погашения за Заемщика. Составляет соглашение о расторжении договора поручительства со своей женой (П2) от лица кредитора. Новый кредитор подает иск в суд с требованием к Залогодателю о полном возврате задолженности с процентами по КД, с процентами по ст. 395 ГК РФ и с пеней, предусмотренной договором.

Является ли требование Нового кредитора (Цедента) о взыскании долга правомерным? Является ли требование Нового кредитора (Цедента) о взыскании процентов по договору, процентов по ст. 395 ГК РФ и пени правомерным? Является ли правомерным договор уступки указанных прав требований? Имеются ли основания для признания договора уступки между супругом П3 и третьим лицом (новым кредитором) и сделки по расторжению договора поручительства с П2 недействительными? Какие бывают основания в схожих фабулах? Имеются ли основания для признания договора залога и поручительства прекратившими свое действие? Каковы правовые последствия такого расторжения с П2 для остальных обеспечителей? Какие возможны основания для отказа в удовлетворении требований Нового кредитора (Цессионария) к залогодателю, поручителю?

Прежде всего отметим, что окончательный ответ на данный вопрос может быть дан только после проведения правовой экспертизы договоров, оформляющих поручительство и залог имущества, кредитного договора, договора уступки права требования и соглашения о расторжении договора поручительства, иных возможных соглашений, имеющихся между кредитором, должником и поручителями, а также с учетом фактических обстоятельств, сопутствовавших их заключению и исполнению. Поэтому все нижеизложенное основывается исключительно на информации, содержащейся в вопросе.

О характере поручительства

По общему правилу, установленному п. 2 ст. 363 ГК РФ, поручитель отвечает перед кредитором в том же объеме, как и должник, включая уплату процентов, возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником, если иное не предусмотрено договором поручительства. При этом такая ответственность является солидарной, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя (п. 1 ст. 363 ГК РФ).

В соответствии с п. 1 ст. 365 ГК РФ к поручителю, исполнившему обязательство, переходят права кредитора по этому обязательству и права, принадлежавшие кредитору как залогодержателю, в том объеме, в котором поручитель удовлетворил требование кредитора. Поручитель также вправе требовать от должника уплаты процентов на сумму, выплаченную кредитору, и возмещения иных убытков, понесенных в связи с ответственностью за должника.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.12.2020 N 45 "О некоторых вопросах разрешения споров о поручительстве" (далее - Постановление N 45), основное обязательство может быть обеспечено поручительством одного или нескольких лиц.

По смыслу п. 3 ст. 363 ГК РФ и разъяснений, данных в п. 14 Постановления N 45, по общему правилу поручительство, данное несколькими лицами, является раздельным. Если основное обязательство исполнено одним из лиц, раздельно давших поручительство, то к нему в порядке суброгации переходят права кредитора, в том числе основанные на других поручительствах (п. 1 ст. 365, п. 2 ст. 367, ст. 384 ГК РФ).

Кроме того, согласно п. 1 ст. 365 ГК РФ к поручителю переходят права кредитора как залогодержателя, если залог предоставлен должником либо если залог предоставлен третьим лицом раздельно с исполнившим поручителем. В этих случаях поручитель вправе возместить исполненное кредитору за счет предмета залога в полном объеме. Если поручитель произвел исполнение обязательства лишь в части, права кредитора как залогодержателя переходят к нему соответственно в этой части (п. 1 ст. 365 ГК РФ).

Из совокупности приведенных норм и разъяснений следует, что по общему правилу поручитель рассматривается как солидарный должник только совместно с должником по основному обязательству и не является солидарным должником совместно с другими поручителями, что позволяет поручителю, который исполнил обязательство кредитору в определенной части, взыскать эту часть в полном объеме как с должника, так и с каждого из остальных поручителей, а также за счет заложенного имущества, в том числе предоставленного лицом, не являющегося должником по основному обязательству.

Вместе с тем согласно п. 3 ст. 363 ГК РФ поручительство является совместным, если установлена воля поручителей распределить в отношениях между собой последствия неисполнения основного обязательства должником (далее - сопоручители). Пока не доказано иное, о совместном поручительстве свидетельствуют, в частности, указание в договоре (договорах) поручительства на его совместный характер, содержащиеся в договорах поручительства условия о распределении ответственности по обязательству должника между поручителями, а также заключение договоров поручительства с аффилированными лицами (п. 15 Постановления N 45).

В соответствии со ст. 53.2 ГК РФ в случаях, если данный Кодекс или другой закон ставит наступление правовых последствий в зависимость от наличия между лицами отношений связанности (аффилированности), наличие или отсутствие таких отношений определяется в соответствии с законом.

В частности, аффилированными лицами юридического лица являются в том числе: член его совета директоров (наблюдательного совета) или иного коллегиального органа управления, член его коллегиального исполнительного органа, а также лицо, осуществляющее полномочия его единоличного исполнительного органа; лица, принадлежащие к той группе лиц, к которой принадлежит данное юридическое лицо; лица, которые имеют право распоряжаться более чем 20% общего количества голосов, приходящихся на голосующие акции либо составляющие уставный или складочный капитал вклады, доли данного юридического лица (ст. 4 Закона РСФСР от 22.03.1991 N 948-I "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках").

В свою очередь, из положений ч. 1 ст. 9 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" вытекает, что в одну группу лиц с обществом с ограниченной ответственностью (далее также - ООО) входят лица, которые имеют более чем 50% голосов в его уставном капитале, осуществляют функции единоличного исполнительного органа этого ООО, вправе давать обязательные для этого общества указания, предложили кандидатуру лица, избранного или назначенного впоследствии единоличным исполнительным органом ООО или более чем 50% членов совета директоров (пп. 1-3, 5-6), а в одну группу лиц с физическим лицом - его супруг, родители (в том числе усыновители), дети (в том числе усыновленные), полнородные и неполнородные братья и сестры (п. 7). При этом в одну группу лиц объединяются также физические и юридические лица, если они по каким-то из признаков, предусмотренных пп. 1-7 ч. 1 ст. 9 Закона N 135-ФЗ, входят в группу лиц с одним и тем же лицом (п. 8 ч. 1 ст. 9 этого Закона).

Таким образом, с учетом изложенного, в рассматриваемой ситуации Поручитель 2 и Поручитель 3 с высокой степенью вероятности могут рассматриваться как лица, аффилированные с заемщиком, и, как следствие, в качестве лиц, давших поручительство совместно.

Тем не менее данное обстоятельство в рассматриваемом случае не может повлиять на объем ответственности Поручителя 1 перед Поручителем 2, равно как и на объем ответственности Поручителей 2 и 3 перед Поручителем 1, поскольку, как это следует из вопроса, Поручитель 1 к числу аффилированных лиц должника не относится и давал поручительство раздельно с Поручителями 2 и 3. По смыслу же ст. 325 и п. 3 ст. 363 ГК РФ совместно данное поручительство влияет на распределение ответственности только во взаимоотношениях между сопоручителями и не влияет на объем прав и обязанностей лиц, совместно давших поручительство, по отношению к кредитору или другим поручителям.

Иными словами, в рассматриваемом случае Поручитель 1, частично исполнивший обязательство, вправе получить исполненное им от любого из остальных поручителей или от должника в полном объеме.

В свою очередь, и Поручитель 3, исполнивший оставшуюся часть обязательства, вправе предъявить в соответствующей части требования к Поручителю 1, выступающему одновременно залогодателем, в полном объеме.

Об объеме прав требования исполнившего обязательство поручителя

Как это уже отмечалось выше, к поручителю, исполнившему обязательство, переходят права кредитора по этому обязательству.

При этом из разъяснений, содержащихся в п. 18 Постановления N 45, вытекает, что к указанному поручителю переходит также право требовать уплаты договорных процентов, например процентов за пользование займом, неустойки за нарушение денежного обязательства по день уплаты денежных средств должником, а если такая неустойка не предусмотрена законом или договором, то процентов на основании статьи 395 ГК РФ (первое предложение п. 1 ст. 365, п. 1 ст. 384, п. 4 ст. 395 ГК РФ).

Однако вместо суммы, определенной в указанном выше порядке, поручитель вправе потребовать от должника сумму фактически уплаченного кредитору, а также проценты на основании статьи 395 ГК РФ, начисленные на эту сумму (второе предложение п. 1 ст. 365 ГК РФ).

С учетом норм п. 1 ст. 363 ГК РФ о том, что поручитель по общему правилу отвечает солидарно с должником и в том же объеме, что и должник, указанные требования могут быть предъявлены поручителем, полностью или частично исполнившим обязательство, к иным поручителям, давшим поручительство раздельно с ним.

Об уступке права требования поручителем третьему лицу

Согласно п. 1 ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования), или может перейти к другому лицу на основании закона.

В силу п. 1 ст. 384 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права.

В соответствии с п. 1 ст. 388 ГК РФ уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) допускается, если она не противоречит закону.

Законодательство не устанавливает ни общего запрета на уступку прав требования, перешедших к какому-либо лицу в силу закона (ст. 387 ГК РФ), ни специального запрета или ограничений на уступку права требования, перешедшего к поручителю вследствие исполнения им обязательства полностью или в части за должника.

Следовательно, поручитель, исполнивший обязательство за должника, вправе уступить свое право требования к указанному должнику третьему лицу, что подтверждается и судебной практикой (смотрите, например, определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 05.12.2013 N ВАС-16504/13, определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 17.10.2013 N ВАС-14614/13).

При этом учитывая, что по общему правилу, установленному п. 1 ст. 384 ГК РФ, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, исполнивший поручитель, уступая свое право требования, передает третьему лицу также и принадлежащие ему права обратиться с соответствующими требованиями к остальным поручителям и к залогодателю, не являющемуся должником по обязательству.

В связи с изложенным сама по себе уступка права требования Поручителем 3 третьему лицу и предъявление последним иска о взыскании суммы исполненного, процентов по договору займа и процентов по ст. 395 ГК РФ с Поручителя 1, являющегося одновременно залогодателем, закону не противоречит.

Вместе с тем следует помнить, что в соответствии со ст. 386 ГК РФ должник вправе выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора, если основания для таких возражений возникли к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору.

На основании ст. 412 ГК РФ в случае уступки требования должник вправе зачесть против требования нового кредитора свое встречное требование к первоначальному кредитору. Зачет производится, если требование возникло по основанию, существовавшему к моменту получения должником уведомления об уступке требования, и срок требования наступил до его получения либо этот срок не указан или определен моментом востребования.

Как мы поняли из вопроса, Поручитель 1 осуществил частичное погашение обязательства за должника ранее, чем погасил оставшуюся часть Поручитель 3. В связи с изложенным его право требования очевидно возникло ранее, чем право требования Поручителя 3 к нему, что позволяет говорить о существовании возможности зачета их взаимных требований на момент заключения Поручителем 3 договора уступки права требования с третьим лицом.

Таким образом, Поручитель 1, на наш взгляд, вправе заявить о зачете своих требований к Поручителю 3 в деле о взыскании с него третьим лицом задолженности по уступленному Поручителем 3 требованию.

О расторжении договора поручительства одним из поручителей, исполнивших обязательство, с другим поручителем

Согласно п. 3 ст. 407 ГК РФ стороны своим соглашением вправе прекратить обязательство и определить последствия его прекращения, если иное не установлено законом или не вытекает из существа обязательства.

В силу п. 1 ст. 450 ГК РФ изменение и расторжение договора возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено данным Кодексом, другими законами или договором.

Соглашение об изменении или о расторжении договора совершается в той же форме, что и договор, если из закона, иных правовых актов, договора или обычаев не вытекает иное (п. 1 ст. 452 ГК РФ).

Поскольку для договоров поручительства законом установлена обязательная письменная форма (ст. 362 ГК РФ), соглашение о расторжении такого договора тоже должно быть совершено в указанной форме, то есть предполагает соблюдение требований, установленных п. 1 ст. 160 и п. 2 ст. 434 ГК РФ.

Как мы поняли из вопроса, Поручитель 2 при заключении договора поручительства с кредитором принял на себя обязательство отвечать за исполнение должником обязательства в полном объеме, без каких-либо ограничений.

В свою очередь, поручители, исполнившие обязательство за должника, как это уже неоднократно отмечалось выше, являются в соответствующей части правопреемниками кредитора и в тех обязательствах, которые обеспечивают исполнение основного обязательства, включая обязательства, вытекающие из договора поручительства.

Соответственно, принимая во внимание, что, помимо Поручителя 3, обязательство за должника частично выполнял также и Поручитель 1, его права требования в данной части обеспечиваются также обязательством, вытекающим из договора поручительства, заключенного с Поручителем 2. Иными словами, в соответствующей части он является кредитором по данному договору.

В связи с изложенным в рассматриваемой ситуации обязательство, вытекающее из договора поручительства, не может быть прекращено только на основании соглашения, заключенного между Поручителем 3 и Поручителем 2 без участия в нем Поручителя 1.

Такое соглашение, по нашему мнению, является ничтожным в силу п. 2 ст. 168 ГК РФ как нарушающее требования закона и при этом посягающее на права третьего лица (Поручителя 1), не являющегося стороной указанного соглашения.

В то же время учитывая, что Поручитель 2 обязан по договору поручительства перед Поручителем 1 только в той части, в которой последний исполнил обязательство за должника, нельзя совершенно исключить того, что соглашение о расторжении договора поручительства, заключенное между Поручителем 3 и Поручителем 2 может быть признано судом недействительным лишь в той части, которая касается освобождения Поручителя 2 от обязательств перед Поручителем 1 в отношении исполненной последним части требования кредитора (ст. 180 ГК РФ). При этом в части, касающейся освобождения Поручителя 2 от ответственности перед Поручителем 3, такая сделка может быть признана действительной.

В последнем случае встает вопрос о возможности обращения Поручителя 1 к Поручителю 2 в ситуации, когда требования третьего лица, которому Поручитель 3 уступил свое право требования, вытекающее из исполнения им части обязательства за должника, к Поручителю 1 будут удовлетворены судом. Ведь по смыслу ст. 384 ГК РФ право взыскания с Поручителя 2, прекращенное соглашением между Поручителем 3 и Поручителем 2, не может перейти к третьему лицу, а от последнего в случае удовлетворения его требований к Поручителю 1.

В данной ситуации, как нам кажется, следует опираться на разъяснения, данные в п. 41 Постановления N 45, согласно которым по общему правилу, если иное не предусмотрено договором поручительства, прекращение иных обеспечений основного обязательства (других поручительств, залогов, независимых гарантий и т.п.), расторжение договоров, из которых возникли иные обеспечения, замена одних обеспечений другими не влечет прекращения поручительства.

Вместе с тем поручитель освобождается от ответственности в той мере, в какой он мог потребовать возмещения за счет утраченного по обстоятельствам, зависящим от кредитора, обеспечения, если докажет, что в момент заключения договора поручительства он был вправе разумно рассчитывать на такое возмещение.

Полагаем, что подобные возражения могут быть заявлены Поручителем 1 третьему лицу, которому Поручитель 3 передал свое право требования, на основании ст. 386 ГК РФ.

Кроме того, учитывая, что соглашение о расторжении договора поручительства в рассматриваемой ситуации было заключено между супругами и с учетом последующих действий Поручителя 3 по уступке права требования было направлено на освобождение своей супруги от ответственности по обязательству в исполненной им части с целью возложить такую ответственность исключительно на Поручителя 1, мы не исключаем, что последний вправе требовать признания соглашения о расторжении договора поручительства недействительным в полном объеме на основании ст. 10 ГК РФ как совершенного с намерением причинить ему вред и в связи со злоупотреблением правом его сторонами.

К сожалению, какой-либо правоприменительной практики по данному вопросу нам обнаружить не удалось.

О внутригрупповом характере займа и прекращении договоров поручительства и залога

Прежде всего отметим, что обязательство прекращается полностью или частично по основаниям, предусмотренным ГК РФ, другими законами, иными правовыми актами или договором (п. 1 ст. 407 ГК РФ). При этом действующее законодательство не предусматривает такого основания для прекращения договоров поручительства и залога, как отнесение договора займа, который обеспечен такими договорами, к внутригрупповым. Более того, в законодательстве отсутствует также и понятие внутригруппового займа.

Вместе с тем оно встречается в правоприменительной практике, где под ним понимают заемную сделку, в которой заимодавец и заемщик являются по отношению друг к другу аффилированными или взаимозависимыми лицами (смотрите, например, п. 22 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 3 (2018), утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 14.11.2018, п. 1 Обзора судебной практики разрешения споров, связанных с установлением в процедурах банкротства требований контролирующих должника и аффилированных с ним лиц, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 29.01.2020, постановление Арбитражного суда Уральского округа от 01.09.2021 N Ф09-171/21, постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 23.06.2021 N Ф07-6552/21, постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 27.05.2021 N Ф06-3013/21, постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.05.2019 N 11АП-17069/18).

При этом в данных судебных постановлениях отмечается, что если же заем является внутригрупповым, денежные средства остаются под контролем группы лиц, в силу чего, с точки зрения нормального гражданского оборота, отсутствует необходимость использовать механизмы, позволяющие дополнительно гарантировать возврат финансирования. Данное обстоятельство может послужить основанием для признания недействительными обеспечительных сделок (смотрите, например, определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 11.07.2019 N 305-ЭС19-4021).

В то же время анализ содержания приведенной судебной практики свидетельствует о том, что вопрос о внутригрупповом характере займа имеет значение лишь в тех случаях, когда в деле о банкротстве возникают споры относительно реальности требований кредиторов, должника, подлежащих включению в реестр, либо относительно субординации (понижения очередности) требований кредиторов, выступающих аффилированными лицами по отношению к должнику. Признание недействительными в этом случае договоров займа и обеспечивающих их сделок направлено на защиту интересов иных кредиторов, которые не являются по отношению к должнику аффилированными лицами.

В частности, признание недействительной обеспечительной сделки связано, как это следует из п. 22 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 3 (2018) и определения СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 11.07.2019 N 305-ЭС19-4021, с аффилированностью не только заимодавца и должника, но и поручителя.

Кроме того, данные судебные акты указывают на то, что соответствующие сделки не расторгаются, а признаются недействительными как мнимые либо направленные на причинение вреда интересам других кредиторов. По смыслу же п. 1 ст. 167 ГК РФ недействительные сделки, независимо от того, являются ли они ничтожными или оспоримыми, считаются недействительными с самого момента их совершения. Это означает, что обстоятельства, служащие признанию сделки недействительной, должны иметься на момент ее совершения.

В рассматриваемом же случае, как это следует из вопроса, при заключении как договора займа, так и договора поручительства с Поручителем 1, ни последний, ни кредитор не являлись лицами, аффилированными с должником либо друг с другом, реальность получения должником займа под сомнение не ставится. При этом переход прав требования от кредитора к поручителю, частично исполнившему обязательство и являющемуся аффилированным с должником лицом, не создает нового обязательства, а приводит лишь к замене кредитора в уже существующем обязательстве, которое изначально не являлось внутригрупповым.

В связи с изложенным мы приходим к выводу о том, что указанное выше обстоятельство не может служить основанием для прекращения договоров поручительства и займа, заключенных кредитором в Поручителем 1.

Каких-либо иных оснований для признания таких договоров прекращенными из информации, изложенной в вопросе, не усматривается.


Поделиться в социальных сетях:

Статьи по теме

Как продать проблемный корпоративный долг?
30.06.2014

Долги, которые не получается быстро взыскать, для многих организаций являются проблемой. Одним из вариантов выхода из сложной ситуации является продажа долгов, т.е. уступка требования. Однако на практике...

Бумагу долой! Мы запустили электронный документооборот. Деньги за поставки покупателям всего в одном клике от Вас!Finmetron стал ближе к своим клиентам!
02.07.2013

Все потенциальные и действующие Клиенты могут воспользоваться полнофункциональным электронным документооборотом с использованием электронной цифровой подписи (ЭЦП). 

 Теперь вы можете отправлять...

НФК опубликовала аудиторское заключение о годовом отчете 2009
30.06.2010
НФК опубликовала аудиторское заключение о годовом отчете 2009, в котором содержится информация о снижении валюты баланса почти в два раза, что может говорить о сужении масштабов бизнеса, а также о падении...