Новый Портал об услугах нашей факторинговой компании. Перейти

Управление. Финансирование. Безопасность.

ГАРАНТ: переуступка банком права по кредитному договору без регистрации в Росреестре

06.03.2024

Банк переуступил права по основному обязательству, возникшему из кредитного договора, и по ипотеке в силу закона другому лицу. Другое лицо обратилось в суд с процессуальным правопреемством, пристав сменил кредитора. Однако новый кредитор не зарегистрировал свои права в Росреестре.

Может ли новый кредитор обязать пристава выставить жилье на торги, если он не зарегистрировал свои права? Согласно п. 14 постановления Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 N 10 "О некоторых вопросах применения законодательства о залоге" предъявленные им требования, основанные на договоре об ипотеке (например иск об обращении взыскания на предмет залога), удовлетворению не подлежат. Однако он утратил силу.

Применяется ли он если залоговые отношения возникли в 2013 году, когда он еще действовал? Если пристав выставит заложенное имущество на торги, можно ли эти торги по этим основаниям признать недействительными?

Банк получил исполнительный лист о взыскании задолженности и обращении взыскания в 2015 году, однако приставам направил его только в 2021 году, за это время были начислены проценты. Если бы он обратил взыскание в 2015 году, заемщик бы получил хоть какую-то часть вырученных денег.

Не злоупотребил ли банк своим правом в данной ситуации? Можно ли взыскать с него убытки?

1. В соответствии с п. 1 ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона.

Согласно п. 1 ст. 384 ГК РФ если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на проценты. Аналогичные положения содержатся в пп. 1, 3 ст. 47 Федерального закона от 16 июля 1998 г. N 102-ФЗ "Об ипотеке (залоге недвижимости)".

Уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) допускается, если она не противоречит закону (п. 1 ст. 388 ГК РФ).

В п. 13 информационного письма Президиума ВАС РФ от 28 января 2005 г. N 90 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с договором об ипотеке" разъяснено, что соглашение об уступке права по обеспеченному ипотекой основному обязательству должно быть совершено в той же форме, что и договор, из которого возникло обязательство, а переход прав по договору об ипотеке должен быть зарегистрирован в порядке, установленном для регистрации этого договора.

При уступке прав по основному обязательству, исполнение которого обеспечено договором об ипотеке, к цессионарию переходят и права по договору об ипотеке. Новый залогодержатель, к которому права по договору об ипотеке переходят не в порядке уступки права требования, а по иным основаниям, установленным законом, вправе в любой момент потребовать от учреждения юстиции внесения изменений в регистрационную запись на основании одного лишь своего собственного заявления (смотрите также определение Верховного суда РФ от 13 апреля 2015 г. N 307-ЭС15-2143 по делу N А56-70090/2013).

То есть при смене залогодержателя не происходит возникновения и регистрации нового обременения. По смыслу ст. 334 и 384 ГК РФ цессия лишь изменяет субъектный состав участников залогового обязательства на стороне кредитора, не нарушая существующее между ними соотношение взаимных прав и обязанностей. Такая сделка не изменяет существующее положение объекта недвижимости.

Существо разъяснений, содержащихся в п. 14 ранее действовавшего постановления Пленума ВАС РФ от 17 февраля 2011 г. N 10 "О некоторых вопросах применения законодательства о залоге", заключалось в том, что, получив по договору уступки прав, в том числе требование по договору ипотеки, новый залогодержатель не может реализовать данное право каким-либо законным способом до момента государственной регистрации перехода права ипотеки в установленном законом порядке. Однако в рассматриваемой ситуации, как мы поняли, данное право уже реализовано прежним залогодержателем. Соответственно, отсутствие государственной регистрации замены залогодержателя по договору ипотеки не может являться поводом для отказа в процессуальной замене кредитора и учета его требований, как обеспеченных залогом имущества должника.

Так, в постановлении Арбитражного суда Московского округа от 26 декабря 2017 г. N Ф05-15201/14 по делу N А40-66857/2011 указано, что при наличии в ЕГРН существующей записи об ипотеке права прежнего залогодержателя переходят к новому кредитору вместе (одновременно) с переходом права по основному обязательству, в связи с чем с этого момента прежний залогодержатель не может считаться обладателем данного права и, соответственно, лицом, которое вправе им распоряжаться.

На этом основании полагаем, что отсутствие в ЕГРН сведений о новом залогодержателе прав должника не нарушает, и одного этого факта недостаточно для оспаривания статуса залогодержателя, поскольку его право возникает с момента совершения уступки по долгу, обеспеченному залогом.

2. В соответствии с ч. 1 ст. 16 АПК РФ, ч. 2 ст. 13 ГПК РФ вступившие в законную силу судебные постановления, а также законные распоряжения, требования, поручения, вызовы и обращения судов являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, граждан, организаций и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации. При этом обязанность исполнения судебного акта лежит на должнике независимо от совершения взыскателем действий по принудительному исполнению судебного решения. Неправомерная задержка исполнения судебного акта должна рассматриваться как нарушение права на справедливое правосудие в разумные сроки, влекущее за собой необходимость компенсации лицу, которому причинен вред нарушением этого права.

Следовательно, исполнение вступившего в законную силу решения суда является обязанностью лица, на которое возложены такие предписания. При этом исполнение должно носить самостоятельный и добровольный характер. Неисполнение судебного акта предоставляет взыскателю право взыскать с должника неустойку до момента его надлежащего исполнения.

Согласно ч. 1 ст. 21 Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" (далее - Закон N 229-ФЗ) по общему правилу исполнительные листы, выдаваемые на основании судебных актов, могут быть предъявлены к исполнению в течение трех лет со дня вступления судебного акта в законную силу. Судебный пристав-исполнитель возбуждает исполнительное производство на основании исполнительного документа по заявлению взыскателя, если иное не установлено настоящим Федеральным законом (ч. 1 ст. 30 Закона N 229-ФЗ).

Таким образом, обращение исполнительного документа к исполнению является правом взыскателя и предусмотрено законом в целях защиты его прав путем применения методов принудительного исполнения на случай неисполнения должником своих обязанностей в добровольном порядке (смотрите определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 1 июня 2021 г. N 49-КГ21-11-К6).

Соответственно, предъявление исполнительного листа к исполнению не сразу само по себе не является злоупотреблением правом со стороны взыскателя, равно как и не может вменяться ему в вину. Суды исходят из того, что непредъявление исполнительного листа об обращении взыскания на заложенное имущество о злоупотреблении правом (ст. 10 ГК РФ) не свидетельствует (смотрите, например, определение СК по гражданским делам Четвертого кассационного суда общей юрисдикции от 16 ноября 2021 г. по делу N 8Г-22712/2021[88-24719/2021], постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 9 марта 2021 г. N 18АП-26/21 по делу N А07-13724/2018).

Кроме того, непредъявление либо длительное непредъявление взыскателем исполнительного листа к исполнению не должно рассматриваться в качестве основания освобождения должника от ответственности за несвоевременное исполнение судебного акта (смотрите определение СК по гражданским делам Четвертого кассационного суда общей юрисдикции от 28 января 2020 г. по делу N 8Г-3496/2019[88-502/2020-(88-2316/2019)], постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 23 декабря 2016 г. N Ф04-5666/16 по делу N А75-3489/2016).

В п. 81 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2016 г. N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" указано, что если неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства произошло по вине обеих сторон либо кредитор умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера неустойки либо действовал недобросовестно, размер ответственности должника может быть уменьшен судом по этим основаниям в соответствии с положениями ст. 404 ГК РФ, что в дальнейшем не исключает применение ст. 333 ГК РФ.

Непредъявление кредитором в течение длительного времени после наступления срока исполнения обязательства требования о взыскании основного долга само по себе не может расцениваться как содействие увеличению размера неустойки.


Статьи по теме

Мы используем файлы cookies для улучшения работы сайта. Оставаясь на сайте, вы соглашаетесь с условиями использования файлов cookies и обработкой данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.