115583, г. Москва, ул. Елецкая, д. 8 к. 2
Наши социальные сети:

Роспотребнадзор и банки: кто кого?

07.09.2011

Точки зрения сторон

Позиция Роспотребнадзора

Как надзорный орган, Роспотребнадзор категорически против уступки банками прав требования по кредитным договорам некредитным организациям-коллекторам. В обоснование своей позиции Роспотребнадзор приводит следующие доводы:

1. Коллекторы (или сборщики долгов) не могут быть идентифицированы в качестве субъектов законодательства о защите прав потребителей и участников потребительских правоотношений, а потому правовую оценку действиям коллекторов могут дать только соответствующие правоохранительные органы, прежде всего – прокуратура.

2. Привлечение коллекторов лишает граждан государственной защиты, поскольку при общении с коллекторами гражданин не может воспользоваться защитными преференциями, установленными для потребителей нормами Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей».

3. Положения статьи 26 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. № 395-1 «О банках и банковской деятельности», статьи 857 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), согласно которым право заемщика на сохранение информации о его банковском счете, операций по этому счету, а также сведений, касающихся непосредственно самого заемщика, являются тайной и разглашение этих сведений третьим лицам, не указанным в законе, нарушает его права.

4. Ряд судебных актов, отражающих позицию судебных властей по спорным вопросам, по делам, в которых банки оспаривают правомерность применения к ним санкций со стороны Роспотребнадзора.

В частности, в мае 2011 года прокуратура Приморского района города Санкт-Петербурга провела проверку законности заключения ЗАО Банк «Советский» кредитного договора, в котором, среди прочего, содержалась так называемая «коллекторская оговорка» («право» банка на «передачу долга» потребителя «коллекторам»).

В результате взаимодействия с Управлением Роспотребнадзора по городу Санкт-Петербургу банк-нарушитель был привлечен к административной ответственности в виде административного штрафа соответствующим постановлением названного территориального органа Роспотребнадзора от 19.05.2011 (квалификация по части 2 статьи 14.8 КоАП РФ).

Однако, как указано в решении Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 29.07.2011 по делу № А56-36105/2011, «не согласившись с данным постановлением, Банк обратился в арбитражный суд».

Суд по поводу этого несогласия высказался вполне определенно:

«Как указано в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 23.02.1999 № 4-П «По делу о проверке конституционности положения части второй статьи 29 Федерального закона от 3 февраля 1996 года «О банках и банковской деятельности», гражданин является экономически слабой стороной и нуждается в особой защите своих прав, что влечет необходимость ограничить свободу договора для другой стороны, то есть для банков.

Пунктом 1 статьи 819 ГК РФ установлена специальная правосубъектность кредитора.

Денежные средства в кредит может предоставить только банк или иная кредитная организация (имеющая соответствующую лицензию).

При совершении сделки по уступке права требования права и обязанности кредитора в полном объеме переходят новому кредитору. В силу вышеизложенного императивного требования к правосубъектности кредитора по кредитному договору круг третьих лиц, которым возможна уступка права требования, является ограниченным.

Требование лицензирования, а равно наличие банка (кредитной организации) на стороне кредитора в кредитном договоре распространяется как на сам кредитный договор, так и на все действия, выступающие объектами обязательств по предоставлению кредита и его возврату.

Данное утверждение, в свою очередь, позволяет сделать вывод, что уступка права требования субъектам небанковской сферы противоречит специальному банковскому законодательству, требующему лицензировать банковские операции.

Подобное условие противоречит пункту 1 статьи 388 ГК РФ, согласно которому уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору.

Таким образом, суд, руководствуясь статьями 382, 819 ГК РФ, считает, что включенное в заявление условие о возможности уступки банком права требования возврата кредита третьим лицам может привести к тому, что право требования к гражданину-заемщику будет передано третьим лицам, не являющимся кредитными организациями. Аналогичная позиция изложена в Постановлении ФАС СЗО от 28.04.2010 по делу № А56-60582/2009».

5. Роспотребнадзор приводит ряд фактов безобразного – иначе не скажешь – поведения коллекторов в процессе взыскания просроченной задолженности.

Так, еще в 2007 году Роспотребнадзор сообщил Генеральной прокуратуре Российской Федерации о вопиющем случае в Челябинской области: заемщикам известного банка рассылались извещения об уступке прав требования по кредитному договору в конвертах с рисунком черепа. Прокуратура факты проверила, подтвердила и ответила Роспотребнадзору о принятии мер прокурорского реагирования.

Однако, несмотря на увольнение сотрудника «коллектора», непосредственно печатавшего черепа на конвертах, и на ликвидацию «отличившегося» представительства «агентства по сбору долгов» в г. Челябинске, само коллекторское агентство продолжает существовать (г. Москва).

Более того, 13 апреля 2010 года жительница Челябинской области обнаружила поврежденные провода дверного звонка и телевизионного кабеля, а на самой двери была наклеена записка «оскорбительного содержания» (со слов пострадавшей), в которой снова звучали все тот же банк и все то же «агентство по сбору долгов». В сентябре того же года указанное «коллекторское агентство» проинформировало женщину, что ей грозят «статьи УК», а для того, чтобы обещание, так сказать, соответствовало, «коллекторы» пообещали женщине разбить окна квартиры и избить ее ребенка по пути из школы (цитируется по обращению пострадавшей в Роспотребнадзор).

(С другими «тактическими приемами» работы коллекторов читатель может ознакомиться по жалобам читателей в Роспотребнадзор на сайте этого органа).

Таким образом, если, с одной стороны, Роспотребнадзор не может прямо наказать коллекторов за угрозы и другие незаконные действия, допускаемые ими в отношении гражданского населения Российской Федерации, поскольку деятельность коллекторов изначально лежит вне правового поля и легальных потребительских правоотношений, то с другой – используя все имеющиеся у него административные полномочия, Роспотребнадзор применяет соответствующие меры в отношении хозяйствующих субъектов, прибегающих к сомнительным «услугам» коллекторов.

Позиция банков

Позиция банковского сообщества по рассматриваемой проблеме опирается, во-первых, на Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (ВАС РФ) от 30 октября 2007 г. № 120 «Обзор практики применения Арбитражными Судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – Информационное письмо), во-вторых, на Письмо Ассоциации Российских Банков (АРБ) от 7 июля 2010 г. № А-01/1Е-516, а, в-третьих, на ряд судебных актов.

В пункте 2 упомянутого Обзора Президиум ВАС РФ констатирует, что:

«2. Уступка банком прав кредитора по кредитному договору юридическому лицу, не являющемуся кредитной организацией, не противоречит законодательству.

Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к акционерному обществу о взыскании задолженности по кредитному договору, процентов за пользованием кредитом и применении мер ответственности за несвоевременный возврат кредита и уплату процентов. В обоснование требований истец сослался на уступку ему банком прав кредитора по кредитному договору. Определением суда к участию в деле в качестве третьего лица привлечен банк.

Согласно материалам дела между ответчиком и банком существовали кредитные отношения. Ввиду неисполнения заемщиком своих обязательств по договору банк уступил принадлежащие ему к ответчику требования обществу с ограниченной ответственностью, не являющемуся кредитной организацией.

Суд, признав соглашение об уступке права (требования) ничтожным, в иске отказал, исходя из следующего.

В силу положений статей 1 и 5 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" исключительное право осуществлять в совокупности операции по привлечению денежных средств физических и юридических лиц во вклады и размещению указанных средств от своего имени на условиях возвратности, платности, срочности принадлежит только банку. Исключительность указанного права не допускает передачу банком прав по кредитному договору другому лицу, не являющемуся банком и не имеющему лицензии Центрального банка Российской Федерации на осуществление указанных банковских операций.

Судом было также указано, что уступка банком прав кредитора по кредитному договору нарушает как баланс интересов участников кредитного обязательства, так и права вкладчиков кредитных учреждений. Кроме того, по мнению суда, кредиторами по кредитным договорам согласно пункту 1 статьи 819 ГК РФ могут быть только банки или иные кредитные организации.

Полагая, что при изложенных обстоятельствах уступка права (требования) не допускается, суд, руководствуясь положениями статьи 168 и пункта 1 статьи 388 ГК РФ, сделал вывод о ничтожности соглашения об уступке права (требования).

Обжалованное в кассационную инстанцию решение суда было отменено, дело направлено на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Действующее законодательство не содержит норм, запрещающих банку уступить права по кредитному договору организации, не являющейся кредитной и не имеющей лицензии на занятие банковской деятельностью. Уступка требований по кредитному договору не относится к числу банковских операций, указанных в статье 5 Федерального закона "О банках и банковской деятельности". Из названной нормы следует обязательность наличия лицензии только для осуществления деятельности по выдаче кредитов за счет привлеченных средств. По смыслу данного Закона с выдачей кредита лицензируемая деятельность банка считается реализованной. Ни Закон, ни статья 819 ГК РФ не содержат предписания о возможности реализации прав кредитора по кредитному договору только кредитной организацией.

Суд кассационной инстанции отверг и довод суда о том, что заключение спорного соглашения нарушает права вкладчиков. Согласно пункту 3 статьи 423 Кодекса договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное. Ни законом, ни иными правовыми актами не предусмотрен безвозмездный характер уступки права (требования). Как следовало из материалов дела, за уступленное требование банк в соответствии с соглашением об уступке права (требования) получил встречное имущественное предоставление от цессионария.

Таким образом, вывод суда о ничтожности спорного соглашения основан на неправильном применении норм материального права. Поскольку судом не проверялся размер заявленных исковых требований, дело было направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции».

Логику, приведенную в пункте 2 рассматриваемого Обзора, во многом повторяет Письмо АРБ от 7 июля 2010 г. № А-01/1Е-516, однако, в целях экономии места мы не будем его здесь цитировать, а обратимся к судебному акту, который любопытен тем, что Роспотребнадзор рассматривает его в качестве аргумента в защиту своей позиции, хотя такая трактовка достаточно спорна. Почему? Автор пояснит это чуть позже, когда мы познакомимся с отдельными фрагментами судебного акта. Речь пойдет о Постановлении Федерального Арбитражного Суда Дальневосточного округа по делу № А37-944/2010 (кассационная инстанция).

Чтобы не портить судебный акт своим пересказом, автор вынужден прибегнуть к обширной цитате из этого документа, в которую в квадратных скобках будут вкраплены комментарии автора:

[Сначала, как водится, излагается фабула дела.]

«Как установлено судами и подтверждается материалами дела, на основании жалобы от 02.03.2010 Носова Сергея Анатольевича Управлением Роспотребнадзора по Магаданской области в рамках Федерального закона от 02.05.2006 №59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», на основании проведенного анализа условий кредитного договора от 07.06.2008 №470000020042МТВ001372000, заключенного с целью приобретения транспортного средства (приложение к кредитному договору - информационный график платежей), управление пришло к выводу о наличии в договоре условий, ущемляющих права потребителя.

Указанные обстоятельства послужили основанием для вынесения предписания от 16.04.2010 №1588-ФС/10 о прекращении нарушений прав потребителей, согласно которому установлено нарушение АКБ «РОСБАНК» законодательства в сфере защиты прав потребителей, в частности: статей 10, 16, 17 Закона Российской Федерации от 07.02.1992 №2300-1 «О защите прав потребителей» (далее - Закон о защите прав потребителей), статей 310, 388, 401, 421, 450, 452, 819, 861, 935 Гражданского кодекса Российской Федерации, статей 26, 29, 30 Федерального закона от 02.12.1990 №395-1 «О банках и банковской деятельности» (далее - Закон о банках и банковской деятельности).

Одним из оснований для вынесения предписания явилось включение в кредитный договор следующих условий:

п.п. 5.5 «настоящим клиент дает банку свое согласие на предоставление третьим лицам, привлекаемым банком для взыскания задолженности по настоящему договору и/или для сопровождения уступки прав (требований) по нему, информации и документов, необходимых для выполнения данными третьими лицами обязательств перед банком, в том числе информации о клиенте, предоставленному кредите, его задолженности перед банком, номерах его счетов в банке, операциям по ним»;

п. 6.4.1 «банк вправе передать полностью или частично свои права требования по настоящему договору третьему лицу. В целях уступки своих прав по настоящему договору банк вправе передать третьим лицам сведения о клиенте, условиях кредитования, документы, информацию, полученные от клиента».

Указанные условия расценены управлением как нарушающие требования статьи 16 Закона о защите прав потребителей, пункта 2 статьи 388 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 26 Закона о банках и банковской деятельности.

Ссылаясь на незаконность предписания Управления Роспотребнадзора по Магаданской области, а также на нарушение прав и законных интересов, банк обратился в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

Арбитражный суд первой инстанции, признавая частично недействительным предписание управления, исходил из того, что гражданское законодательство не содержит норм, запрещающих банку уступить право требования по кредитному договору организации, не являющейся кредитной и не имеющей лицензии на занятие банковской деятельности. Ссылка управления на положения пункта 2 статьи 388 Гражданского кодекса Российской Федерации, судом признана несостоятельной. [Мы видим, что Арбитражный суд первой инстанции следует по дорожке, проторенной Информационным письмом.]

Не согласился суд с доводом управления о противоречии условий кредитного договора о предоставлении информации третьим лицам положениям статьи 26 Закона о банках и банковской деятельности. [А вот это уже выход за пределы Информационного письма.]

Выводы суда первой инстанции поддержаны арбитражным апелляционным судом.

Суд кассационной инстанции находит судебные акты подлежащими частичной отмене в силу следующего.

                                                     -------------

В соответствии с пунктами 1, 2 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования). Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.

Изложенные выше нормы, а также нормы Закона о банках и банковской деятельности не содержат ограничения в применении банком права уступить требование долга иному лицу, поэтому суды пришли к правомерному выводу о том, что включение в кредитный договор условия о переуступке права требования другому лицу не противоречит требованиям действующего законодательства.

Ссылаясь в обоснование правомерности вынесенного предписания на пункт 2 статьи 388 Гражданского кодекса Российской Федерации, Управлением Роспотребнадзора по Магаданской области не учтено, что право требования исполнения обязательств по кредитному договору не относится к числу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, кроме того, замена кредитора не нарушает права потребителя, поскольку не влияет на объем его обязанностей по кредитному договору.

[Другими словами, пока кассационная инстанция в полной мере руководствуется Информационным письмом.]

В части условия о передаче информации о заемщике третьим лицам, привлекаемым банком для взыскания задолженности и/или для сопровождения уступки прав (требований) суд кассационной инстанции приходит к следующему.

В силу пункта 2 статьи 857 Гражданского кодекса Российской Федерации банк гарантирует тайну банковского счета и банковского вклада, операций по счету и сведений о клиенте. Сведения, составляющие банковскую тайну, могут быть предоставлены только самим клиентам или их представителям, а также представлены в бюро кредитных историй на основаниях и в порядке, которые предусмотрены законом. Государственным органам и их должностным лицам такие сведения могут быть предоставлены исключительно в случаях и порядке, которые предусмотрены законом.

В соответствии со статьей 26 Закона о банках и банковской деятельности кредитная организация, Банк России, организация, осуществляющая функции по обязательному страхованию вкладов, гарантируют тайну об операциях, о счетах и вкладах своих клиентов и корреспондентов. Все служащие кредитной организации обязаны хранить тайну об операциях, счетах и вкладах ее клиентов и корреспондентов, а также об иных сведениях, устанавливаемых кредитной организацией, если это не противоречит федеральному закону.

Указанной нормой определен объем предоставляемой информации и установлен круг лиц, которым кредитные организации и банки могут предоставлять информацию по счетам и вкладам физических лиц.

При этом законом установлена ответственность за разглашение банком (то есть передачу иным лицам) указанной информации, составляющей в силу статьи 857 Гражданского кодекса Российской Федерации банковскую тайну.

Из изложенного следует, что законом предусмотрено право заемщика на сохранение информации о его банковском счете, операций по этому счету, а также сведений, касающихся непосредственно самого заемщика, в тайне и разглашение этих сведений третьим лицам, не указанным в законе, нарушает его права.

С учетом изложенного, кассационная инстанция не может согласиться с выводами судов о правомерном включении банком в кредитный договор условия о предоставлении информации о заемщике третьим лицам, привлекаемым банкам для взыскания задолженности по кредитному договору и для сопровождения уступки права требования.

[В части условия о передаче информации о заемщике третьим лицам, привлекаемым банком для взыскания задолженности, кассационная инстанция (как и две нижние инстанции) вынуждена выйти за рамки Информационного письма, но принимает по данному вопросу противоположное решение, которое так порадовало Роспотребнадзор. Может показаться, что сложилась парадоксальная ситуация, которой, по всей видимости, хотели избежать Арбитражные суды первой и апелляционной инстанций: уступить право по кредитному договору можно (это не противоречит закону), а информацию о заемщике передать нельзя (это противоречит закону). Спрашивается, кому нужна такая уступка? Как новый кредитор будет осуществлять взыскание, если он не знает, с кого взыскивать и какую сумму?]

Учитывая, что условия кредитного договора в части предоставления информации о заемщике третьим лицам противоречат изложенным выше нормам и не содержат указания о том, что данная информация предоставляется лицам, указанным в статье 26 Закона о банках и банковской деятельности либо только новому кредитору в связи с произведенной уступкой права требования, что позволило бы применить положения пункта 2 статьи 385 Гражданского кодекса Российской Федерации, судебные акты в этой части подлежат отмене.

[Обратите внимание как кассационная инстанция разрешает парадокс и дает банкам тонкий намек, который должен был бы разочаровать Роспотребнадзор, но почему-то остался без внимания. Оказывается, у АКБ «РОСБАНК» не было бы проблем, если бы договор включал положения о том, что данная информация предоставляется лицам, указанным в статье 26 Закона о банках и банковской деятельности либо только новому кредитору в связи с произведенной уступкой права требования на основании нормы пункта 2 статьи 385 Гражданского кодекса Российской Федерации.]

Поскольку фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, судами обеих инстанций установлены на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств, однако нормы материального права ими применены неправильно, суд кассационной инстанции в силу пункта 2 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации считает возможным, не передавая дело на новое рассмотрение, принять новый судебный акт об отказе банку в удовлетворении заявленных требований в части включения в договор условия о предоставлении информации третьим лицам».

[Что ж, конкретное дело Роспотребнадзор выиграл, только возникает опасение, как бы он не проиграл всю кампанию: банкам ничего не стоит скорректировать кредитные договоры по совету кассационной инстанции Федерального Арбитражного Суда Дальневосточного округа.]

Резюме

Анализ доводов сторон в защиту своих позиций позволяет сделать выводы, во-первых, о неоднозначной трактовке действующего законодательства как судебными властями, так и участниками рассматриваемых правоотношений, а во-вторых – о правовом вакууме, образовавшемся в сфере взыскания просроченной задолженности, особенно если учесть значительные масштабы потребительского кредитования.

Сложившаяся ситуация может быть расценена как тупиковая, и выходами из нее, в соответствии со сделанными только что выводами, может быть либо полная, безоговорочная и бескомпромиссная поддержка судебными властями одной из противоборствующих сторон, либо правовое урегулирование вопросов, связанных с взысканием просроченной задолженности в массовом порядке.

У кого-то из читателей может возникнуть вопрос: а почему это Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области, а также Федеральный Арбитражный Суд Северо-Западного Округа принимают судебные акты, которые идут вразрез с Информационным письмом Президиума ВАС РФ от 30 октября 2007 г. № 120?

Вообще-то этот вопрос лучше адресовать названным судебным органам. Со своей стороны могу только напомнить читателям часть 1 статьи 120 Конституции Российской Федерации:

«Судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону».

 

Источник: Bankir.ru


Поделиться в социальных сетях:

Статьи по теме

АФК на международном факторинговом конгрессе в Польше
23.09.2010

16 сентября 2010 г в Варшаве (Польша) состоялся 1-й Международный факторинговый конгресс, организованный Польской ассоциацией факторинга. Мероприятие объединило высокоуровневых докладчиков из международных...

«Лайф Факторинг»: компания работает в обычном режиме, обороты переведены во внешние банки
13.08.2015

Компания «Лайф Факторинг» после отзыва лицензии у Пробизнесбанка, который являлся ее расчетным банком, работает в нормальном режиме, говорится в распространенном организацией сообщении.

Промсвязьбанк будет развивать факторинг без регресса.
26.01.2011

В 2011 году Промсвязьбанк сделает ставку на развитие факторинга без регресса — об этом заявил глава департамента факторинговых операций банка Виктор Носов. По его словам, по этой схеме работает большинство...